ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Реклама
 

Этническая идентичность и этническое самосознание в современном обществе

ЭтнокультураВ данной статье анализируются такие концептуальные категории, как «этническая идентичность» и «этническое самосознание» в контексте влияния процессов модернизации и глобализации на общественную, политическую и религиозную жизнь представителей различных этнических групп.

Этнос (этническая группа) представляет собой одну из наиболее устойчивых групп или общностей людей. Тем не менее, в 1950-60-е гг., исходя из усиления в мире процессов модернизации, можно было ожидать закат этничности. Действительно, в то время, как гражданская модель современного общества подчеркивает совместное проживание индивидов на определённой территории на основе универсальных правовых норм, этническая модель общества, согласно мнению профессора Лондонской школы экономики Э.Д. Смита, акцентирует коллективное происхождение (генеалогию) и социокультурные паттерны, основанные на общем языке, обычаях и традиции [19, P.14]. Именно поэтому этничность нередко ассоциировалась с традиционными обществами, не вступившими в фазу модернизации, живущими слитными, мелкомасштабными, легко обозримыми группами, строящими свои отношения на более или менее иррационально связанных между собой элементах жизненного опыта и обычаях. Человек в данном обществе не эмансипирован от своих природных или племенных зависимостей, его сознание не вполне индивидуализировано, а мировосприятие расплывчато и мифологизировано.

Более того, современная техника и информационные технологии для их эффективного применения обуславливают совершенно иные, более абстрактные и системные представления, чем в традиционном обществе. Действительно, согласно мнению американского социолога, профессора Принстонского университета М. Леви, в обществе модернизированного типа сочетаются: ориентированная на энергетику технология массового производства; глубоко разветвлённая бюрократическая организация, которая одновременно дифференцирована и рационально централизована; а также такие практически-эффективные человеческие качества, как широкий кругозор мышления, способный охватить в своём умственном горизонте всю взаимосвязанную сложность технологических и организационных структур [15]. Именно поэтому, исходя из усиления в мире процессов модернизации, можно было предположить закат этничности, которая, как и любое другое проявление «партикуляризма», считалась несовместимой с современным обществом. Так, американский экономист У. Ростоу предполагал, что многие развивающиеся страны пойдут по тому же пути, какой прошли западные общества, которые в процессе образования национальных государств амальгамировали (ср.-век. лат. amalgama — сплав) этнические меньшинства [6]. Вместе с тем, уже тогда французский антрополог К. Леви-Строс прогнозировал, что изучение проблемы этнической идентичности отнюдь не потеряет своей актуальности, а кризис этнической идентичности станет новым вызовом века [4].

Тем не менее, несмотря на предсказания о «закате этничности», не оправдались предположения, согласно которым прогнозировалось исчезновение этнического самосознания по мере внедрения модернизирующимися странами современной техники и организации труда. Напротив, как утверждает профессор Гарвардского университета С. Хантингтон, вторжение западных социальных идей и технологий разрушает структуру традиционного общества, но не превращает его в рациональное общество [14]. Более того, западные идеи и техника в традиционном обществе утрачивают своё исходное социально-практическое значение, фетишизируются, становятся средствами «производства для производства», либо для символических целей «партикулярного» свойства — родового и мелкоколлективного самоутверждения или «национального престижа». Примерами данного явления могут служить попытка в начале 1980-х гг. создать собственный боевой самолет в Израиле (проект «Лави») или неудавшийся «национальный проект» по созданию индонезийского автомобиля в середине 1990-х гг. В данном контексте следует также отметить, что апелляция к этносу в обществе модерна и постсовременном обществе, даже в новых государствах, не предоставляет никаких ориентиров развития этнического самосознания на будущее. Ярким подтверждением данного утверждения является судьба национального языка в Ирландии (гаэльского), на котором в настоящее время говорят менее 37,6 процентов населения старше 15 лет [12].

Во второй половине XX в. в разных странах мира происходит «всплеск» этничности, ставшей в настоящее время универсальным явлением и одной из особенностей развития человечества. Действительно, как отмечает Э.Д. Смит, во второй половине XX в. наблюдался кризис общества модерна, который проявляется в разрушении пространства цельной идентичности. Общественной моделью становятся множащиеся локальные идентичности, в том числе образованные этническими группами [18, P. 11-12]. Для большинства современных государств характерно такое явление, как этнификация идентичности, то есть взаимодействие биологических и социокультурных факторов формирования общей этнокультурной идентичности. И, как отмечает исследователь Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН И.В. Цурина, процесс этнификации «способствует активной политизации культурных идентичностей среди иммигрантских меньшинств, субнациональных регионов и туземцев. Речь идёт об утрате гегемонии, дезинтеграции представляемой центром модели идентичности <...> и глобальном размножении локальных идентичностей» [11, C. 35]. Более того, как отмечает профессор университета Лидса З. Бауман, «чётких, однозначно действующих законов для стран, находящихся в поиске или в процессе становления национальной идентичности нет» [2].

Возрождение этничности во второй половине XX в. также можно объяснить реакцией отставших в своём материально-техническом развитии народов на процессы модернизации и глобализации. При этом именно этнические группы оказываются в экономике и политике в более выгодном положении, а этническая консолидация влечёт за собой формирование новых элит. Следует также отметить, что во многих случаях статус этнического меньшинства определяется не численностью группы, а наличием дискриминации или борьбы за экономические, политические и идеологические ресурсы. Например, доминирующим большинством в течение длительного исторического периода были белые англосаксонские протестанты (WASPs) в США. Они являлись таковыми не потому, что составляли статистическое большинство населения, а потому, что имели серьёзные преимущества в общественной и политической жизни государства. Представители «большинства» могут составлять даже незначительную долю населения страны, но при этом считаться «большинством» благодаря своему привилегированному положению во всех сферах общественной жизни, как когда-то белые в ЮАР. Так, профессор социологии университета Копенгагена (Дания) П. Абрахамсон, при изучении таких процессов, как маргинализация, лишения и нищета (депривация), пришёл к выводу, что «в обществе постмодерна социальная эксклюзия многомерна, урбанистична, работает через динамику дискриминации от социетальных институтов интеграции – особенно от рынка труда — и отклоняется в сторону этнических меньшинств» [1, C. 164]. В то же время социальная эксклюзия (exclusion) может и должна быть преодолена средствами социальной интеграции как проекта разрешения проблем этнических меньшинств.

Анализ феномена этничности в современном мире невозможен без прояснения таких концептуальных категорий как «этническая идентичность» и «этническое самосознание». Этническое самосознание следует трактовать как часть этнического сознания, а также представлений членов этнической группы. Этническая самоидентификация личности, то есть её отождествление с какой-либо этнической группой, является результатом социального взаимодействия. В культурной антропологии и этнопсихологии исследования этнической идентичности начались с 1960-х гг. Например, этническую идентичность или этничность в терминологии американского социолога Д. Рисмана [16], следует понимать как имманентную потребность индивида ощущать себя частью какой-либо этнической группы (как одной из разновидностей социальных групп). Этническая идентичность, согласно данному подходу, представляет собой когнитивный (лат. cognitio — познание, изучение, осознание) процесс самоопределения индивида по отношению к этническому коллективу и поэтому является социальным конструктом. Отечественные этнопсихологи ― старший научный сотрудник Института этнологии РАН Г.У. Солдатова [9] и профессор кафедры организационной психологии ГУ-ВШЭ Н.М. Лебедева [3] полагают, что этническая идентичность является центральной категорией анализа феномена этнического самосознания.

Наиболее активно этническая самоидентификация и самосознание проявляются в позитивной оценке собственного этноса (ингрупповой фаворитизм). Обратной стороной ингрупового фаворитизма является аутгрупповая враждебность, или негативная оценка других этнических групп. Действительно, зачастую этническая самоидентификация проявляется в негативном контексте, то есть как сплочение членов одной этнической группы против «другой» социальной или этнической группы. Выражением обоих явлений ингруппового фаворитизма и аутгрупповой враждебности служат этнические стереотипы — устойчивые образы позитивных или негативных установок и представлений как о своих, так и о чужих этнических группах. Автостереотипы как представления и характеристики своей этнической группы почти всегда более позитивны, чем гетеростереотипы как представления и характеристики чужой этнической группы. На практике, на уровне психологии индивидуального сознания, это проявляется в недоверии отдельных представителей различных этнических групп к «чужим» этносам. Ярким примером данного утверждения является ведущая роль арабо-израильского конфликта как фактора, модерирующего многочисленные социокультурные и политико-экономические проблемы израильского общества [14, P. 9-10].

Дополняя данный подход, американский социолог У.Г. Самнер разделял групповые объединения людей на «мы-группа» и «они-группа». Второе объединение по отношению к первому выступает как враждебное, чужое [7]. Самоотождествление согласно дихотомии «мы» — «они» приводит к самоидентификации с той или иной этнической группой. Однако этническая самоидентификация не является волюнтаристским (лат. voluntas ― воля; стремлением реализовать желанные цели без учёта объективных обстоятельств), произвольным процессом. Напротив, процесс развития этнической идентичности варьирует в зависимости от социального контекста. В контексте формирования этнической идентичности вследствие дискриминации следует рассмотреть курьёзный, отчасти даже нелепый пример, приведённый социальным философом Ж.-П. Сартром. Так, согласно мнению Сартра, еврей становится евреем только потому, что он так рассматривается не-евреями. Согласно Сартру, «особенности — это результат классификации, порождённой сравнением с Другими» [8, C. 350].

Этническую культуру также следует рассматривать как один из факторов формирования идентичности, в том числе этнической идентичности. Культурные особенности этносов не являются биологически запрограммированными. У каждого этноса существует сформированная в процессе внутригрупповой интеракции и адаптации к вызовам внешней среды собственная культура. Этническая культура обусловлена такими элементами (неделимыми символическими или материальными единицами поведенческого образца) культурной идентичности, как место рождения и проживания, экономический уклад, политическая система общества, общий язык, традиция, система норм и обычаев, а также религия.

Взаимосвязь религиозных верований и этнической идентичности прослеживается в современной социально-политической действительности. Вместе с тем, этноконфессиональные общины являются весьма удачным, если не оптимальным, способом существования к иному доминирующему вероисповеданию. Ультрарелигиозные общины существуют сейчас в разных странах как остатки старой корпоративной традиции. Однако этническая идентичность, в отличие от религиозного фундаментализма, не апеллирует к абсолютной истине, доступной для всех, а исключает «инородцев» из этнической группы. Этничность, если не связывает себя с религиозными ценностями, не способна опереться на остатки традиции. Поэтому следует предполагать второстепенную роль этничности в современной политике по сравнению с религиозным фундаментализмом.

Процесс развития и разнообразия этнической культуры варьирует в определённой зависимости от социального и цивилизационного контекста. Поэтому особую важность представляют процессы трансляции культуры следующим поколениям. В основе этнической культурной идентификации заложено обращение к культурным и историческим событиям, что способствует процессу отождествления личности с этническими ценностями. Так, согласно авторитетному мнению профессора университета Южного Иллинойса (США) С. Шульмана, в содержании культурной идентичности находят «отражение не только особенности этнической идентичности, но также социально-культурные факторы» [17, P.556]. Процесс восприятия индивидом социокультурных норм и основополагающих духовных ценностей этнической культуры является основой культурной идентификации. Данный процесс способствует отождествлению личности как представителя определённой этнической общности, с основополагающими идеями и ценностями этнической культуры, а также приобщению к этническим традициям.

Как многочисленны этносы, так многочисленны культуры и языки, их представляющие. В образовательном процессе, как ключевом средстве приобщения личности к этнической культуре и идентификации с этническими ценностями и нормами, важная роль принадлежит языку как средству общения, а также как способу конструированию этнической идентичности в контексте образовательных практик. Более того, любая этническая культура основана преимущественно на языке как средстве коммуникации, а процесс этнической идентификации предполагает обучение этому языку. Поэтому, процесс самоидентификация индивида с этнической культурой основан на активном освоении языка для усвоения индивидом исторического опыта данной этнической общности и дальнейшей социализации индивида в рамках определённой этнической культуры. Таким образом, приобщение личности к этнической культуре является ключевым элементом в процессе этнической самоидентификации и способствует консолидации культуры этнических групп, обладающих собственными системами ценностей и этнолингвистическими особенностями.

Подводя итоги анализа этнической идентичности и самосознания, следует отметить, что с ростом глобализации и взаимозависимости в современном плюралистичном мире современные культурные идентичности становятся взаимопроницаемыми и накладываются одна на другую: этнические, социокультурные, религиозные и региональные самоопределения в конкретных ситуациях могут быть нерасторжимо связаны. Более того, ярко выраженная этноконфессиональная самоидентификация индивида не является существенным препятствием для успешной карьеры в современном открытом, демократическом обществе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрахамсон П. Социальная эксклюзия и бедность // Общественные науки и современность. – 2001. – № 2. – С. 158-166.
2. Бауман З. Национальное государство – что дальше (фрагмент) / Пер. с англ. Г. Дашевского под редакцией С. Баньковской // Отечественные записки. – 2002. – № 6.
3. Лебедева Н.М. Этническая идентичность, статус группы и тип расселения как факторы межгрупповой интолерантности // Психологический журнал. – 2005. – Том 26. – № 3. – С. 61-74.
4. Леви-Строс К. Структурная антропология. – М.: Наука, 1985. – 535 с.
5. Мчедлов М.П., Гаврилов Ю.А., Горбунов В.В. Вера. Этнос. Нация. Религиозный компонент этнического сознания. – 2-е изд., испр.и доп. / отв. ред. П.М. Мчедлов; Ин-т комплекс. соц. исслед. – М.: Культурная революция, 2009. – 368 с.
6. Ростоу У.У. Политика и стадии роста; Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1973. – 315 с.
7. Самнер В.Г. Народные обычаи: Исследование социологического значения обычаев, манер, привычек, нравов и этики // Рубеж (альманах социальных исследований). – 1998. – № 12. – С. 4-32.
8. Сартр Ж.-П. Бытие и Ничто: Опыт феноменологической онтологии / Пер. с фр., предисл., примеч. В.И.Колядко. – М.: Республика, 2000. – 639 с.
9. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шлягина Е.И. Нарушения этнической идентификации у русских мигрантов // Социологический журнал. – 1994. – № 3. – С. 150-156.
10. Фукуяма Ф. Великий разрыв; Пер. с англ. под общ. ред. А.В. Александровой. – М.: АСТ, 2003. – 476 с.
11. Цурина И.В. Проблемы социального порядка: на стыке модерна и постмодерна (Сводный реферат)// Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: Социология. Реферативный журнал. – М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 1995. – №2. – С. 31-45.
12. Census 2006 Reports // Central Statistics Office Ireland. Интернет-ресурс. Режим просмотра: http://www.cso.ie/Census/Census2006Results.htm
13. Horowitz D., Lissak M. Trouble in Utopia: The Overburdened Polity of Israel. New York: State University of New York Press, 1989. – 357 р.
14. Huntington S.P. Political order in changing societies. – New Haven-London, 1968. – 488 p.
15. Levy M. Modernization and the structure of societies: A setting for international affairs. – Princeton, 1966. – Vol. 1-2.
16. Riesman D, Glazer N., Denney R. The Lonely Crowd: A Study of the Changing American Character. – Rev. ed. – New Haven, CT: Yale University Press, 2001. – 315 p.
17. Shulman S. Challenging the Civic / Ethnic and West: East Dichotomies in the Study of Nationalism // Comparative Political Studies. – 2002. – Vol. 35. – Nо 5. – P. 554–585.
18. Smith A. The Ethnic Revival in the Modern World. – Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1981. – 240 p.
19. Smith A.D. Chosen Peoples. Sacred Sources of National Identity. – Oxford: Oxford University Press, 2004. – 350 p.

Источник: Этническая идентичность и этническое самосознание в современном обществе [Статья из сборника] // Российское общество в современных цивилизационных процессах. / Под ред. В.В. Козловского, Р.Г. Браславского. — СПб.: Интнерсоцис, 2010. — С. 543-550.

©

Вместе с этим читают:
Диаспора
Этнос и этничность
Этнические профсоюзы

просмотров: 902
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!