ИТАЛИЯ В ЕС

Европейская политика Италии

Italian flagНа рубеже тысячелетий внешнеполитическая ориентация Италии претерпела существенные изменения. Если до недавнего времени приоритетным направлением итальянской внешней политики был регион Средиземноморья, то в новом тысячелетии произошло смещение акцентов – интеграции и взаимодействие Италии с институтами ЕС стали центральными задачами внешнеполитического курса Италии. В 1957 году Италия стала одной из государств-основателей Европейского Экономического Сообщества – теперь Европейского Союза (ЕС). Средиземноморское ориентация внешней политики привела к самоустранению Италии от важных европейских проблем, к намеренной маргинализации страны в Европе. Совершив ориентацию в сторону «средиземноморского выбора» внешняя политика Италии, как отмечает О.Н. Барабанов, к концу столетия вернулась в Европу.

Многие направления европейской политики Италии в начале XXI века претерпели существенные изменения. Если до недавнего времени регион Средиземноморья рассматривался в качестве приоритетного направления итальянской внешней политики, то в новом тысячелетии именно дальнейшая интеграция в ЕС и взаимодействие Италии с институтами ЕС стали первостепенными ориентирами для определения дальнейшего внешнеполитического курса Италии. Многие итальянские политики в начале XXI века осознали, что «Медитерранизация» итальянской внешней политики может привести к маргинализации Италии в Европе, в то время как для государств Южного Средиземноморья чужды демократические западноевропейские ценности.

Однако уже при формировании правительства в июне 2001 года, несмотря на некоторые радикальные высказывания партнеров Берлускони по коалиции, можно было расставить некоторые акценты в дипломатической линии Берлускони. Берлускони на словах выступал за более тесную интеграцию Италии в Евросоюз и во время предвыборной кампании пообещал сделать голос Италии одним из решающих в ЕС. В качестве одного из приоритетов программы нового кабинета Берлускони на 2002 год было участие в саммите Евросоюза.

Сам Берлускони предпочел бы видеть в Евросоюзе альянс суверенных государств, берегущий их национальные традиции. Как заявил Берлускони: “Мы горды быть частью Европы. Мы гордимся специальными отношениями, которые мы имеем с ЕС. Мы будем внимательно работать в следующих нескольких месяцев и лет в этом направлении и развивать дальнейшие отношения”.

Несмотря на то, что правительство Берлускони испытывало недостаток дружеских отношений со стороны некоторых европейских лидеров, традиционная про-европейская политика Италии не изменилась в течение деятельности второго правительства Берлускони. В прошлом, итальянские правительственные должностные лица часто и эффективно использовали потребность к согласию в Европейском Сообщества, чтобы получить поддержку для проведения внутренней политики, которую иначе было более трудно осуществить. Теперь, в связи с изменением внешнеполитических процессов, итальянская внутренняя и внешняя политика стала более самостоятельной и даже независимой, о чем и свидетельствует «феномен Берлускони».

Занимая должность президента ЕС, Берлускони надеялся, что его энергичная деятельность на этом почетном посту привлечет симпатии избирателей, что принесет дополнительные преимущества в ходе избирательной кампании. Однако, неординарная личность президента Берлускони на фоне европолитиков и евробюрократов привлекала слишком много внимания к процессам, происходящим в Италии, особенно к свободе прессы и независимости судебной системы. Таким образом, президентство в ЕС доставило итальянскому премьеру больше политических скандалов, чем политических дивидендов.

Председательствование Италии в ЕС не стало историческим: дебаты по общеевропейской конституции продолжались, продолжались многочисленные дебаты по поводу нелегальной миграции, а саму Италию потрясали забастовки по поводу реформы пенсионной системы. Все это не могло не расстраивать премьера Берлускони, который пытался в этот период играть роль общеевропейского политического деятеля.

Вследствие этого, европейская политика Италии отличается двусмысленностью и «микроголлизмом», так как она обусловлена потребностями двойственного характера: сохранять преемственность и акцентировать оригинальность внешнеполитического подхода, соблюдать старые обязательства и правила игры европейской политик, с одной стороны, и делать сенсационные, фантастические и даже безумные заявления (например, о возможности интеграции в ЕС России, Турции и Израиля и т.д.) с другой. В то же самое время, уверенность правительства Берлускони чувствуется во взятии нехарактерной для итальянской дипломатии утвердительной позиции на переговорах ЕС.

Миграционная политика Италии в рамках ЕС

Несмотря на то, что итальянское общество многоконфессионально и мультиэтнично, итальянцы «устали» от волн нелегальной иммиграции, которая распространилась по странам ЕС в последнее время и от неудачных попыток властей регулировать потоки иммиграции (в том числе, незаконной миграции из исламских стран Средиземноморья).

Одним из приоритетов Италии на посту председателя ЕС включали в себя углубление сотрудничества между государствами-членами ЕС по вопросам безопасности, предоставления убежища и иммиграции. Планы по предотвращению нелегальной иммиграции правоцентристской коалиции Берлускони на время президентства Италии в ЕС были весьма честолюбивы. Так, Италия хотела бы решить проблему нелегальной иммиграции посредством конкретных соглашений. Особенно важной для ЕС проблемой Берлускони назвал разработку европейского подхода к проблеме ищущих убежища и иммигрантов-правонарушителей. Цель общей подхода не только должна была развить общую политику в этих сферах совместных действий, но также и принимать общие и эффективные стратегии. Выступая уже как председатель ЕС, Берлускони рекомендовал вступить в переговоры с мусульманскими странами южного Средиземноморья, поскольку именно правительство Италии обеспокоено ростом нелегальной иммиграции.

Некоторые государства-члены ЕС одобрили инициативы Берлускони. Однако, многие учреждения ЕС обращали внимание на тот факт, что многие заявление союзников Берлускони носят расистский характер. Так, сообщение Европейской Комиссии против Расизма и Нетерпимость (организация Совета Европы), опубликованное еще в июне 2001, отметило «Лигу Севера» как “расистскую и ксенофобскую” и призвала итальянские власти принять “моментальные меры против тех политических деятелей, кто используют воинственные речи расистского или ксенофобского содержания”. Кроме того, не все общество Италии и ЕС настроено против мигрантов и поэтому антииммиграционная политика Берлускони вызвала протесты левых. Итальянские инициативы по противодействию нелегальной иммиграции продолжались и после окончания срока председательства Италии в ЕС.

Выводы

Европейские партнеры Италии были недовольны результатами выборов в мае 2001 года в Италии и формированием коалиционного правительства Берлускони и в большей степени выражали недовольство правящие круги Бельгии и Франции. Причиной этого недовольства было отчасти отрицательное отношение некоторых членов нового правительства к ЕС и процессу европейской интеграции в целом. Союзники Италии по ЕС (Франция и Германия) проявляли определенную озабоченность планами второго правительства Берлускони в сфере внешней политики, и особенную неприязнь вызвал известный своими ксенофобскими настроениями Умберто Босси, глава «Северной Лиги» – член коалиции Берлускони. Определенное недоверие в отношении приближавшегося расширения ЕС и интеграцией в ЕС восточноевропейских государств выражали многие участники коалиции нового премьера Берлускони. Вскоре после формирования правительству Берлускони необходимо было внести ясность во взаимоотношения между Италией и Европейским Союзом.

Внутренние противоречия и не разделяемая многими политическими лидерами стран-членов ЕС общая ориентация кабинета С.Берлускони негативно сказались на эффективности внешней политики Италии и на ее имидже среди неевропейских стран. Но какую бы ненависть у европейских левых ни вызывали «ксенофобы и расисты» в правительстве Берлускони, это не они под лозунгом «мультикультурализма» создали ситуацию войны культур и образов жизни во многих европейских государства. И не они навязали учреждениям Европейского Союза дух бюрократизма и социального паразитизма.

©

Вместе с этим смотрят:
ФРГ и ГДР
ФРГ и СССР
Глобализация

Реклама
просмотров: 175

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.