ТИПЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Типология политической культуры в эпоху глобализации

В этой заметке предложены концептуальные схемы анализа политической культуры в странах ОЭСР и «третьего» мира в начале XXI в.

Глобализированный мирКлассические концепции европейских и американских ученых, посвящённые проблемам политической культуры, способны предоставить современным исследователям глобализационных процессов не только методологический, но и концептуальный аппарат для дальнейших разработок проблемы влияния глобализации на политическую культуру.

Если воспользоваться классической типологией политических культур, предоставленной Г. Алмондом, выделившим несколько типов политической культуры — традиционную, континентально-европейскую, англо-американскую и тоталитарную, для изучения влияния экономических и социальных процессов глобализации на политическую культуру то представляется возможным отметить следующие особенности:

В странах «третьего» и «четвертого» мира доминирует традиционная политическая культура, состоящая из трёх основных субкультур — доиндустриальной, переходной, которая охватывает трансформирующиеся общества, и индустриальной. В этих государствах процессы глобализации создают причудливую смесь из доиндустриальных, индустриальных и постсовременных ценностей и ориентаций на политические институты. Такая амальгама различных политических убеждений в традиционной политической культуре способна привести к доминирующей роли одной партии или охлократии (от греч. ochlos — толпа, чернь и krati — власть; власть толпы), политической нестабильности и традиционализму как стремлению вернуть гармонию «золотого века» доиндустриального или индустриального состояния. В таких странах «третьего» и «четвертого» мира характерна политическая система с низкой степенью структурной дифференциации (отсутствием стабильного разделения политического труда) и высокой степенью смешения и подмены ролей, когда бюрократия исполняет законодательные функции и те же самые функции осуществляет армия, что чревато вмешательством военных в политику и военными переворотами.

Второй тип политической культуры ― это континентально-европейская культура. В континентально-европейских странах на протяжении прошлого столетия политические акторы приходили в политику не как на рынок, каждый со своим «товаром» и с готовностью к соглашению, а как носители «антагонистических проектов» (греч. antagonism — спор, борьба; противоречие, характеризующееся острой борьбой враждебных сил). Данный тип политического поведения влечёт за собой дальнейшую фрагментацию на уровне идеологии и политической организаций. Партии в континентально-европейской политической культуре выступают как движения и секты, основанные на вере. Политики же вместо решения практических вопросов управления занимаются проповедями и прозелитизмом (лат. proselytus«обращённый»; стремление завербовать как можно сторонников, преданность вновь принятому учению, новым убеждениям). Если политический «обмен» и происходит, то он принимает форму сделок «из-под полы».

В странах с континентально-европейской политической культурой социальные и экономические издержки процессов глобализации ― массовая миграция из стран Азии и Африки, конкуренция европейского среднего класса, фермеров и пролетариата с более «дешёвыми» тружениками и производителями стран «третьего мира», порождают у граждан «старой Европы» недоверие к наднациональным институтам. Также распространение рыночно-ориентированных и космополитически-либеральных ценностей глобальной культуры в фрагментированной и формально рационализированной континентально-европейской политической культуре приводит к общей деморализации политической жизни, политической апатии и политическому конформизму, что чревато цезаристскими переворотами.

Третий тип политической культуры, «англо-саксонский», отличается высоким уровнем плюрализма относительно политических воззрений и ценностей, а также способностью политиков достигать взаимовыгодных политических компромиссов для осуществления поставленных целей. В соответствие с англо-американской политической культурой, демократический процесс принятия решений, который преимущественно является процессом избрания представителей, должен состоять из равных основополагающих принципов и правил для конкуренции между различными заинтересованными группами. Эти заинтересованные группы могут значительно различаться между собой своим положением и влиянием в общественной структуре, профессиональными интересами или этническим происхождением.

Политическая культура в континентально-европейских странах не адаптирована к ценностям глобализации по англо-американским моделям буржуазно-либеральной демократии, основой которой являются рациональный «политический рынок» и «игра» с ясными правилами при относительно невысоких «ставках». Поэтому внедрение в континентально-европейскую политическую культуру образцов политического поведения и социальных технологий, характерных для англо-саксонских стран и основанных на осуществлении политики как конкуренции между различными профессиональными или этническими заинтересованными группами, повлечёт за собой дальнейшую фрагментацию на уровне идеологии и политических организаций в «старой Европе».

Тоталитарная политическая культура может быть интерпретирована как форма «бонапартизма» двадцатого столетия. Ее можно расценивать как опыт уникального радикализма средних классов, преимущественно-мелкой буржуазии. Возможно, это было восстание против модернизации и бунт праворадикальных маргиналов против современной западной цивилизации, оппозиционно настроенных в отношении западного либерального общества, урбанизации, индустриализации, либерального образования, рационалистического материализма, индивидуализма и социальной стратификации (лат stratum ― слой; расслоения). Вероятно, это также был результат чрезвычайных невротических или патологических психосоциологических импульсов отчуждённых и традиционно аморфных масс. Тоталитарная политическая культура появилась в результате политического и социального кризиса, в котором традиционные формы классового доминирования не были более эффективными, однако произвели ситуацию относительного равновесия, позволяя новой форме диктатуры создать надклассовый диктат. Впрочем, в мире информационных технологий тоталитарные диктатуры оказываются несостоятельными.

Выводы и заключение

Подводя итоги изучению влияния социальных, экономических и политических процессов глобализации на политическую культуру, следует отметить, что глобализация оказывает противоречивое и неравномерное воздействие на региональную, национальную и локальную политическую культуру. С одной стороны, построение глобального гражданского общества и развитие глобального политического активизма способствуют становлению демократических ценностей и навыков у граждан национального государства, участию личности в функционировании политической системы и в формировании национальной политики. Также глобальные процессы способствуют становлению и развитию институтов правового государства и гражданского общества в странах «третьего» и «четвертого» мира. С другой стороны, социальные и экономические издержки глобализации, неравенство доходов между «глобальным Севером» и «глобальным Югом» оказывают дестабилизирующее воздействие не только на слабые государства «третьего» и «четвертого» мира, но и на страны Запада. Эти процессы приводят к нестабильности политических систем, порождая, время от времени, повторяющиеся варианты авторитарных или квазидемократических режимов.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. [Пособие]. СПб., 2008. 456 с.

©

Вместе с этим читают:
Глобализация
Глобальная культура
Кроскультурные исследования

Реклама
просмотров: 36

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.