ДОКЛАД ДЖЕРЕДЖЯНА

Реклама
 

Американский посол о публичной дипломатии США в исламском мире

Public DiplomacyОсновной целью данного доклада является анализ различных аспектов ближневосточной публичной дипломатии США после вторжения в Ирак. Задачи доклада включают изучение механизмов и направлений осуществления публичной дипломатии агентствами США во второй половине 2003 года и в последующий период. В докладе также уделено внимание изучению основных институтов, осуществляющих официальную ближневосточную публичную дипломатию США. Под термином «официальная» подразумеваются не только государственные, но и практически все аспекты внешней политики, имеющие отношение к публично дипломатии.

Публичная дипломатия означает информирование международной общественности, поддержание контактов с другими народами в сфере образования и культуры, создание привлекательного образа своей страны. Государственный департамент США определяет публичную дипломатию как «привлечение, информирование и влияние на ключевые международные аудитории» [1]. Некогда функция публичной дипломатии принадлежала к независимому Информационном агентству США (U.S. Information Agency), чьи функции отошли к Государственному департаменту в 1999 году [2]. Бюджет проектов публичной пропаганды в регионе Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии был сокращен, поскольку политические элиты США полагали, что в последнее десятилетие США «за счет хорошей репутации» приобретенной во времена «холодной войны», не нуждалась в широкомасштабных компаниях по разъяснению своей политики мировой общественности [3].

После террористических атак 11 сентября 2001 года г. администрация Белого Дома, Госдепартамент и Конгресс США решили принять экстренные меры для разработки стратегии поощрения программ в сфере публично дипломатии, особенно в регионе Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии [4]. Для эффективного использования ресурсов и программ публичной дипломатии в арабском и мусульманском мире с целью улучшить имидж США, Конгресс, после предложения госсекретаря К. Пауэлла, уполномочил бывшего американского дипломата и бывшего посла США в Израиле и Сирии Эдварда П. Джереджяна (Е.P. Djerejian), создать Консультативную группу по публичной дипломатии в арабском и мусульманском мире (Advisory Group on Public Diplomacy in the Arab and Muslim World). Эта группа является подгруппой американской Консультативной комиссии по публичной дипломатии (U.S. Advisory Comission on Public Diplomacy). «Его [Джереджяна] экспертиза и опыт на Ближнем Востоке неоценимы, поскольку эта группа оценивает программы публичной дипломатии и проекты в регионе мусульманского мира», — заявила Патрисия С Гариссон, помощник госсекретаря по образовательным и культурным программам и исполняющая обязанности заместителя секретаря по делам публичной дипломатии и связям с общественностью [5].

Джереджян создал группу из представителей демократов и республиканцев. Он выбрал членов группы на основе их компетентности в различных областях: коммуникации, экспертных знаний о специфике региона и т.д. Однако состав консультативной группы Джереджяна вызвал критику со стороны леволиберальной израильской газеты «Джерузалем Пост» — члены консультативной группы обвинялись в том, что они не поддерживают инициативы Дж.У. Буша мл. по продвижению свободы и демократии в арабском мире. Наоборот, они, якобы, приводят доводы в пользу аргумента, что Израиль виноват в нестабильности в арабском мире, а также в усилении терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке. Согласно публикации в газете «Джерузалем Пост», председатель группы Э. Джереджян «имеет устойчивую репутацию сторонника политики умиротворения арабских диктатур и выступает за разрыв стратегического партнерства США и Израиля» [6]. «Джерузалем Пост» также обвиняет Джереджяна в том, что часто позволяет себе делать публичные высказывания, в которых он поддерживает палестинский терроризм и непризнание легитимности существования государства Израиль многими странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Кроме того, он считает данный удручающий феномен региональной политической жизни результатом неуступчивости Израиля на переговорах по мирному урегулированию ближневосточного конфликта. С одобрения госсекретаря К. Пауэлла, Джереджян назначил в члены его группы людей, подобно Джону Зогби (председателя организации «Совет по американо-исламским отношениям» — Council on American-Islamic Relatuons), ученого-арабиста Шибли Тельами (Shibley Telhamy) [7] и Стивена Коэна. Все они, согласно мнению «Джерузалем Пост», отличили себя как одни из самых резких критиков Израиля среди американских интеллектуалов и последовательных противников тех, кто предлагает демократизацию арабского мира [8].

В самом деле, в докладе группы Джереджяна, о котором пойдет речь позже, отмечается, что правительство США часто поддерживает режимы в арабском и мусульманском мире, которые весьма недружелюбны к американским ценностям. Однако, как отмечается в докладе, «в ближайшей перспективе в сотрудничестве с этими режимами можно добиться продвижения некоторых целей нашей политики» [9]. В докладе также отмечается, что «первыми бенефициариями демократии в арабском и мусульманском мире будут экстремисты», в результате чего внешняя политика США по демократизации Ближнего Востока окажется в «глубоком противоречии» между фактическими политическими процессами в арабском мире и фундаментальными американским ценностями [10].

Консультативная группа под руководством Э. Джереджяна выполнила в течение трех месяцев независимый доклад. За это время члены консультативной группы посетили арабские страны и другие регионы мира: Турцию, Сенегал и Францию, в которой проживает большая мусульманская община. В Лондоне члены группы изучили региональные арабские теле- и радиовещательные каналы и газеты. Также была организована видеоконференция с Индонезией и Пакистаном. Консультативная группа издала свой первый пресс-релиз и доклад «Changing Minds, Winning Peace» 1 октября 2003 года, который доступен на веб-странице Института Бейкера (Institute for Public Policy at Rice University; www.bakerinstitute.org/Research/advisorygroup.htm).

Консультативная группа Джереджяна выразила свое мнение относительно публичной дипломатии США в арабском и мусульманском мире следующей фразой: «Мы не сумели слушать и не смогли убеждать» [11]. «Соединенные Штаты сегодня испытывают результат недостаточной работы публичной дипломатии и не могут эффективно отразить угрозу национальной безопасности, исходящую от политической неустойчивости, бедности и экстремизма, особенно в рабском и мусульманском мире», — утверждается в докладе консультативной группы [12].

Однако данный доклад не был единственным из серии подобных публикаций и поэтому не следует упрекать авторов доклада в преувеличениях — вторая рабочая группа Совета по международных отношениям (Council on Foreign Relations) в Нью-Йорке сообщила, что рост антиамериканизма в мусульманских странах и вне региона Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии настолько велик, что «подвергает опасности всю нашу национальную безопасность и компрометирует эффективность нашей дипломатии» [13]. «Растущий антиамериканизм означает, что иностранные лидеры находят все более и более затруднительным сотрудничество с США», — заявил председатель Совета по международным отношениям Питер Питерсон, который занимал должность министра финансов (Treasury Secretary) во время администрации президента Р. Никсона [14].

Публикация доклада Совета по международным отношениям и доклада «Changing Minds, Winnin Peace» о растущем потоке антиамериканских настроений в исламском мире вызвала возрастающее чувство беспокойства среди американской политической элиты. Даже для президента Дж.У Буша мл., утверждает Дж. Лобе, данное известие стало довольно неожиданным [15]. Беспокойство стало особенно явным начиная с публикации в июне 2003 года — сразу после войны в Ираке — опросов общественного мнения в мусульманских странах. Эти опросы продемонстрировали существенное ухудшение отношения к США по сравнению с относительно благоприятным восприятием США в подобных опросах, проведенными в 2000 и 2002 гг. В Индонезии, например, только 15 процентов респондентов выражали благоприятное мнение о США по сравнению с 61 процентом респондентов в 2002 году, в то время как на палестинских территориях, в Иордании, Пакистане и Турции образ восприятия США — еще хуже [16]. «Число поддерживающих политику Америки снизилось в большинстве стран мусульманского мира», — утверждается в отчете Pew Global Attitudes Project [17] и эта фраза была фактически дословно повторена в начале доклада Джереджяна. В самом докладе отмечалось, что «враждебность к Америке достигла неприемлемого уровня» [18]. Также в докладе содержится призыв к созданию эффективной системы связей с широкой публикой наравне с межгосударственной дипломатией [19].

Кроме того, в докладе Джереджяна утверждается, что «в критическое время в национальной истории, аппарат публичной дипломатии оказался неадекватным современным вызовам, особенно в арабском и мусульманском мире» [20]. «Соединенные Штаты должны радикально преобразовать публичную дипломатию, чтобы эффективно сразиться с увеличивающейся враждебностью к Америке в арабском и мусульманском мире», — утверждается в докладе консультативной группы [21].

Рекомендации как улучшить публичную дипломатию США с мусульманским населением от Северной Африки до Юго-Восточной Азии содержатся на 80-ти страницах доклада. Основные просчеты американской публичной дипломатии связаны, согласно мнению Джереджяна, не с человеческим фактором, и не с назначением женщин на ответственные посты в области публичной дипломатии, а с самой системой американской публичной дипломатии, которая устарела, которой недостает стратегического видения и ресурсов [22]. В докладе Джереджяна подчеркивается, что в Вашингтоне должны более тщательно прислушиваться к тому, что говорят люди в самом исламском мире. «Общественное мнение в арабском и мусульманском мире не может высокомерно игнорироваться», — считают авторы доклада [23].

Консультативная группа под руководством Джереджяна призвала президента Дж.У. Буша мл. не только значительно увеличить финансирование программ публичной дипломатии в арабском и мусульманском мире, чтобы более эффективно объяснить американскую внешнюю политику все более и более враждебному мусульманскому миру, но также сузить разрыв между основными американскими ценностями — с которыми согласны многие мусульмане — и фактической политикой США в данном регионе [24].

В докладе утверждается, что манипуляции с широкой публикой и пропаганда не могут коренным образом изменить негативное мнение о США на Ближнем Востоке и Юго-Восточной Азии. Согласно отчету Джереджяна, «опросы об отношении к внешней политике США в ближневосточном и регионе и Юго-Восточной Азии показывают, что, в основном, отрицательное отношение к Америке происходит из-за неразрешенных реальных ближневосточных конфликтов и недовольства политикой, включая оказываемую поддержку США Израиля в палестино-израильском конфликте и вторжение в Ирак». Поэтому «одни лишь разговоры о публичной дипломатии не принесут никакого позитивного решения <...> Граждане в этих странах искренне обеспокоены тяжелым положением палестинцев и ситуацией в Ираке» [25].

Консультативная группа под руководством Джереджяна призвала новую администрацию Белого дома взять на себя стратегическое управление и координировать на уровне правительства деятельностью публичной дипломатии. То есть, содействовать национальному интересу, информируя и влияя на людей во всем мире. Публичная дипломатия, утверждается в докладе, требует «серьезного подхода, который соответствует нашему опыту защиты национальных интересов и традиционной государственной дипломатии» [26].

В докладе Джереджяна рекомендуется создать специальный совет на уровне кабинета Белого дома (special White House Cabinet-level council) для координирования деятельности проектов публичной дипломатии всех правительственных агентств и создать «консультативное правление» (advisory board) для оценки эффективности агентства. Согласно отчету, «мы должны использовать инструменты публичной дипломатии, чтобы оценить вероятную эффективность специфической политики. Без такой оценки, наша политика может привести к непреднамеренным последствиям» [28].

В докладе Джереджяна содержится призыв к инициированию координирования процесса публичной дипломатии в Совете национальной безопасности и в государственном департаменте. Для достижения этой цели необходимо расширить полномочия должности заместителя секретаря по публичной дипломатии и связям с общественностью. В отчете приводятся некоторые существенные рекомендации, включая создание подразделения в составе офиса заместителя секретаря по публичной дипломатии и связям с общественностью. Деятельность этого подразделение должна быть сосредоточена на арабских и мусульманских странах для мониторинга арабских средств массовой информации, прессой, программ спутникового телевидения. Также оно должно изучать и анализировать дискурс, обсуждения, комментарии к транслируемым программам. Затем оно должно сформулировать ту политику публичной дипломатии, которая ожидается от США и способную представить Америку в выгодном свете. В докладе предлагается назвать данный отдел подразделением публичной коммуникации в арабских и мусульманских странах (Arab and Muslim Countries Public Communication Unit) [29].

В докладе Джереджяна также содержится призыв к «немедленной интеграции публичной дипломатии в процесс разработки внешней политики США» [30]. Отчет призывает к новой стратегии американской публичной дипломатии, подразумевая под этим фундаментальную стратегическую реорганизацию системы публичной дипломатии и к созданию должности специального советника президента по публичной дипломатии (special counselor to the President). Это должен быть человек, который близок к президенту и тот, кому президент доверяет. Советник должен принять фактическое участие в разработке внешней политики в Белом доме. Согласно мнению группы Джереджяна, введение данной должности может гарантировать, что система публичной дипломатии будет интегрирована в бюрократию Белого дома [31].

Подобно докладу Совета по международным отношениям, группа Джереджяна рекомендовала ряд мер, включая увеличение бюджета для «Голоса Америки» и других сетей радиовещания. Также предлагается увеличение интенсивности и числа программ научных и культурных обменов с мусульманскими странами. Кроме этого, рекомендуется обучение большего числа американских должностных лиц арабскому языку и более эффективное использование Интернет-среды и других коммуникационных технологий [32]. Выводы доклада Джереджяна повторили рекомендации, указанные в сообщении Совета по международным отношениям, которое основана на деятельности рабочей группы по внешней политике и региональных специалистов, консультировавших относительно методов и средств улучшения американской публичной дипломатии с 2000 года [33].

Тем не менее, считает Пэт Рокфеллер, публичная дипломатия не может заменить продуманную и эффективную ближневосточную политику США. «Поскольку основная проблема неприязни к США в арабском и мусульманском мире связана, скорее, ʻʻне с упаковкой, а с изделиемʼʼ, то независимо от того, как мы обернем ближневосточную политику, есть некоторая политика, которая будет всегда непопулярна, например, политика американской поддержки Израиля» [34]. Данное утверждение, на мой взгляд, и определяет пределы возможностей публичной дипломатии и выдвигает на первый план недостатки современной ближневосточной политики США. В конечном счете, нет никаких быстрых решений, которые может предложить публичная дипломатия, чтобы добиться поддержки со стороны значительной части населения региона Ближнего Востока современной ближневосточной политики США. В докладе Джереджяна упомянут этот факт — в полномочия консультативной группы не входит вопрос о формулирования политики, они лишь «работали над вопросом создания эффективной системы публичной дипломатии» [35]. Однако время от времени необходимо менять политику государства, если эта политика по стратегически причинам вредит усилиям публичной дипломатии.

Как утверждает Джим Лоббе, доклад Джереджяна стал прямым вызовом нео-консерваторам и правому крылу ястребов в администрации Дж.У. Буша мл. Именно нео-консерваторы утверждали, что политика США просто неправильно истолкована на Ближнем Востоке, а ключ к сердцам и умам в исламском мире заложен в эффективной системе публичной дипломатии [36]. Одним из представителей данного нео-консервативного направления является Ариэль Коэн [37], который, в отличие от некоторых выводов и рекомендаций доклада Джереджяна, предлагает несколько иную стратегию публичной дипломатии США в ближневосточном регионе и Юго-Восточной Азии. <...> Коэн рассматривает американскую публичную дипломатию как механизм для осуществления борьбы «за сердца и умы» в арабском и мусульманском мире. Он предполагает, что на выполнение этой задачи «уйдут многие годы» [40], поскольку эти общества «либо уже попали под влияние радикального ислама, либо подвергаются соответствующей идеологической обработке» [41]. Он также утверждает, что операции и программы по послевоенному строительству в Ираке неэффективны: «поле образования и пропаганды в огромной степени в руках антизападных исламских проповедников, готовящих в исламских школах миллионы будущих моджахедов для борьбы с Западом» [45]. Поэтому,как утверждает А. Коэн, в Ираке и по всему Ближнему Востоку необходимо «сформировать местные институты, которые смогли бы функционировать в сотрудничестве с американскими структурами» [46]. <...>

Несмотря на категоричные выводы и рекомендации А. Коэна, можно предположить, что корни неприязни к США в арабском и мусульманском мире обусловлены, скорее, внешней политикой США, чем неприятием американской культуры, поэтому пропагандистское теле- и радиовещание не смогут коренным образом изменить проблему негативного отношения большинства жителей ближневосточного региона и прочих мусульман ЮВА к США после вторжения в Ирак или оказания давления на партнеров Израиля по ближневосточному мирному урегулированию. Следовательно, необходимо радикальное преобразование американской ближневосточной политики. Однако, вопрос состоит в том, каким образом должна измениться эта политика.

Вопросы о выборе средств публичной дипломатии в арабоязычных странах и мусульманском мире не являются просто высокоинтеллектуальными дебатами. Ведь выбор стратегии публичной дипломатии США предопределяет способность к победе в войне с терроризмом и экстремизмом на Ближнем Востоке и в мусульманском мире. Взгляды Э. Джереджяна и А. Коэна, а также политика американской публичной дипломатии, которую они предписывают, не могут быть совместимыми. А. Коэн и его интеллектуальные союзники рассматривают войну США с терроризмом на Ближнем Востоке как культурное сражение против арабских фашистов и исламского тоталитаризма, которые не только сражаются против западных демократических государств, но и ведут войну против собственного народа. Джереджян и его коллеги представляют войну как конфликт между беспомощными и жалкими массами, ведомыми экзотическими и богатыми нефтью арабскими лидерами против западного империализма, олицетворяемого Израилем. В формулировке А. Коэна, США, ведя борьбу против терроризма, должны быть устойчивы и непреклонны в войне против этих режимов и идеологий их руководства. Согласно мнению Джереджяна, война закончится тогда, когда США пожертвуют Израилем и, тем самым, докажут шейхам пустыни, и их несчастным народам, что США не являются их врагами [61]. Именно по указанным выше причинам концепция Белого дома о характере войны с терроризмом имеет огромное значение для стратегий, принятых в борьбе экстремизмом на Ближнем Востоке и американской публичной дипломатии в этом регионе.

Под влиянием независимых и ведомственных докладов, для усиления эффективности программ публичной дипломатии Белый дом дал распоряжение американским дипломатам и другим официальным представителям США за рубежом принять адекватные меры для формирования в странах их пребывания положительного общественного мнения об американской внешней политике и военных действиях США на Ближнем Востоке [62]. <...> С целью разъяснить ближневосточную политику США по тому или иному вопросу, правительственные ведомства выпускают специализированные доклады. Так, с целью объяснить всему миру и ближневосточному региону отношение правительства США к свободе вероисповедания, Госдепартамент 18 декабря 2003 года выпустил 5-й ежегодный Международный доклад о свободе вероисповедания, который анализирует «состояние свободы вероисповедания во всем мире», в том числе и в странах Ближнего Востока. В докладе утверждалось, что «религиозная свобода — ключевая составляющая американских усилий, проводимых с целью гарантировать безопасность, защищать стабильность и поощрять свободу». Далее, резюме доклада признает религиозную свободу в качестве универсальной ценности, «не ограниченной пространством региона или вероисповедания, но признанную в международном праве и многими религиями во всем мире» [67].

Предпринимались также и инициативы по поощрению деятельности общественных организаций в регионе Ближнего Востока, которые пропагандируют западные ценности. Так, с целью улучшить имидж США в странах Персидского залива, первая леди США, Лаура Буш в послании к 65 участницам женской организации «аль Халиж» заявила: «женщины — самые лучшие образцы для подражания. Многие из нас были вдохновлены сильными женщинами в нашей истории и в наших жизнях. Мы учимся на их примере, также, как мы можем учиться друг у друга» [68]. Съезд участиников программы из шести стран Персидского залива 14-18 февраля 2004 года в Дохе был профинансирован американской организацией «Ближневосточной инициативой партнерства» (U.S. Middle East Partnership Initiative — MEPI), основанной президентом США для того, чтобы поддержать новые демократические начиная на Ближнем Востоке [69] и Высшим советом по семейным делам в Катаре. Консультанты прибыли из Канады, Иордании, Ливана, Марокко и Соединенных Штатов [70]. Кроме того, почти 100 женщин из 16 стран Ближнего Востока и Северной Африки приняли участие в симпозиуме на тему «Женщина и закон» в феврале 2004 года в Аммане, Иордания. Симпозиум был открыт в присутствии королевы Иордании Рании. Ведущий спикер Чери Блэр, видный британский адвокат и жена премьер-министра Соединенного Королевства, подчеркнула, что права женщин являются неотъемлемой частью любой реальной демократии [71]. Трехдневный симпозиум прошел 16-18 февраля 2004 года при патронаже королевы Иордании и спонсировалась MEPI, а такде иорданским министерством юстиции [72].

Преподаватели-лингвисты также приложили усилия, чтобы наладить позитивный диалог с мусульманским миром после событий 11 сентября 2001 г. и вторжения в Ирак в марте 2003 г. Так, 21-22 ноября 2003 г. более полусотни преподавателей иностранных языков собрались на двухдневный симпозиум в Вашингтоне под названием Sharing and Extending the Fulbright Experience, который финансировался американским Госдепартаментом и был организован Институтом международного образования. На симпозиуме было отмечено, что необходимо уделять внимание местным общинам, чтобы большее количество американцев лучше узнали о том мусульманском мире, который не поддерживает терроризм [73].

В настоящее время США продолжают инициировать проекты публичной дипломатии в надежде завоевать «умы и сердца» местного населения в регионе Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Следует ожидать, что данные усилия США по поддержке и финансированию программ публичной дипломатии будут продолжаться длительное время. Однако опыт США по проведению и финансированию проектов публичной дипломатии в последнее время показывает, что информационно-психологическое воздействие проектов публичной дипломатии приносит весьма незначительные эффекты по воздействию на целевую аудиторию. Тем не менее, это не означает, что публичной дипломатией можно пренебречь, поскольку расходы на проекты публичной дипломатии могут принести положительные результаты через какой-то промежуток времени.


Примечания

1. Pipe dreams, reality, and war // Jerusalem Post. 2003. Jul 25.
2. А. Коэн. Холодная война возвращается // Россия в глобальной политике. 2003. Т. 1. № 4. октябрь-декабрь.
3. В.В. Сафонов. Об эффективности информационно-пропагандистских операций США в Ираке // Публикация на сайте Института Ближнего Востока. 2005. 16 мая. http://wwww.imes.ru/rus/stat/2005/16-05-05b.htm
4. Там же.
5. P. Rockfelller. No rapid solutions // The Bowdoin Orient. 2003. Vol. CXXXIII. No. 6. October 24.
6. Pipe dreams…
7. В последнее время были изданы его многочисленные сборники и статьи, посвященные ближневосточной политике и арабо-израильскому конфликту.
8. Pipe dreams…
9. E.P. Djeredjian (Chairman of the U.S. Advisory Group on Public Diplomacy for the Arab and Muslim World Foreign Press Center Briefing). Changing Minds, Winning peace. Washington, D.C., 2003. October 3. http://bakerinstitute.org/Research/advisorygroup.htm
10 — 12. Ibid.
13. Цит. по: J. Lobbe. Its. the US Policy Stupid // Asia Times. 2003. Oct 3.
14 — 17. Ibid.
18. E.P. Djeredjian. Op. cit.
19 — 32. Ibid.
33. J. Lobe. Op. cit.
34. P. Rockfeller. Op. cit.
35. E.P. Djeredjian. Op. cit.
36. J. Lobe. Op. cit.
37. Ариэль Коэн — ведущий научный сотрудник Института международных исследований Дейвиса при исследовательском институте Геритедж фоундейшен. Он является членом Совета по международным отношениям.
40. А. Коэн. Холодная война возвращается.
41, 45 — 46. Там же.
61. Pipe dreams,
62. А. Коэн. Холодная война возвращается.
67. 5th annual International Religious Freedom Report // U.S. State Dept. Released by Bureau of Democracy. Human Rights and Labor, 2003. December 18.
68. US Policy toward the Middle East and North Africa // Electronic Journal of the U.S. Department of State. March 2004. Vol. 9. No 1. — USG Reports. — 2004. — 5 April. http://www.uspolicy.be
69. 12 декабря 2002 года госсекретарь Колин Пауэлл объявил о создании Ближневосточной инициативы партнерства (The Middle East Partnership Initiative — MEPI) — программы, предназначенной для продвижения политического, экономического и образовательного прогресса на Ближнем Востоке. Эта программа также отвечает основной цели американской публичной дипломатии — улучшить имидж США на Ближнем Востоке.
70. US Policy toward the Middle East and North Africa …
71 — 73. Ibid.

Источник: Проблемы и перспективы развития ближневосточной публичной дипломатии США после вторжения в Ирак как механизма разрешения культурных и религиозных противоречий [Текст доклада] // Путь Востока. Культура. Религия. Политика: Материалы IX Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии и культуры Востока. 24-26 апреля 2006 года /Отв. ред. А.Д. Зельницкий. Серия «Symposium». Вып. 34.СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2007. С. 210-229.

©

Вместе с этим читают:
Дважды посол
Модерн-ортодокс на дипслужбе
Арабисты Госдепартамента

просмотров: 33
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!