ИВРИТ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ ИЗ ГЕТТО

Реклама
 

Роль интеллектуалов и образовательных сообществ в возрождении иврита

Hebrew alphabetВ этой заметке рассмотрена языковая политика как элемент национального возрождения на примере роли иврита в возрождении государства Израиль. С его помощью создавалось многочисленное еврейское сообщество в Палестине. С 1948 года иврит является национальным языком Израиля, то есть средством устного и письменного общения в еврейском государстве. Он служит для коммуникации новых репатриантов и старожилов, межобщиннного и межэтнического общения, израильтян и евреев диаспоры, а также связывает евреев Израиля с их историей, религией и традицией.

После поражения антиримского восстания в 132-135 гг. н.э., значительная часть евреев проживала вне Палестины, в изгнании. Следует отметить, что с V в. до н.э. средством общения евреев не был иврит (семито-хамитской языковой семьи). Он сохранился лишь как священный язык («лошен кодеш») ― для молитв и общения знатоков Писания. Уже в III в. до. н.э. он был вытеснен вульгарным греческим и арамейским. В дальнейшем для повседневного общения евреи в диаспоре использовали причудливую смесь диалектов окружающего их мира и ивритоязычных заимствований ― как, например, идиш среди европейских евреев и ладино среди испанских евреев и их потомков. Таким образом, еврейский народ существовал в этот период, скорее не как этно-лингвистическая общность, а как религиозная община, объединенная священными текстами. И только на территории Речи Посполитой еврейская община пользовалась широким полномочиями и автономией как квази-государственное образование.

В Новое время — в конце XIX века началось возрождения иврита как еврейского национального языка в противовес «жаргону» — идиш. Известный британский историк-марксист Э. Хобсбаум утверждал, что современный иврит ― всего лишь недавнее изобретение палестинофилов и сторонников сионистского движения, что неверно с лингвистической точки зрения. В самом деле, например, говорящий на современном иврите может читать еврейскую Библию. Тем не менее, иврит до конца XVIII века оставался языком религии, но секулярная литература на нем появилась только в конце XVIII века. Первые деятели еврейского «Просвещения» («Гаскалы») последней четверти XVIII стремились писать в библейском стиле, который казался им чистым, неиспорченным, прекрасным и основанным на правилах ивритской грамматики, в отличие от талмудического языка, который представлялся «испорченным арамейскими и греческими примесями».

Однако по мере того, как литература на иврите расширялась и охватывала новые области жизни, все более очевидной становилась недостаточность псевдобиблейского стиля и словаря. В литературные произведения постепенно проникают языковые черты позднего иврита, слова и выражения из Талмуда, из молитвенника и обширной средневековой литературы вместе с различными арамейскими элементами. Попытки придать древнееврейскому статус если не разговорного, то современного предпринимались еще «просвещенными» «маскилим». В 1850–1870 годам это движение превратилось в мощную общественную силу, возродило ивритоязычную словесность и создало блестящую литературу на идиш. Эта задача была возможна благодаря традиционно высокому престижу древнееврейского у всех неассимилированных групп еврейства. К концу XIX века возникает новый стиль, в котором слились вместе элементы всего языкового наследия в целом. Писатель Менделе Мохер Сфарим в своих художественных произведениях и Ахад-ха-Ам в публицистике были провозвестниками этого нового течения.

Развитие лингвистики и литературы может сыграть существенную роль в создании нации, а развитие современной еврейской прозы и поэзии подтверждает данное утверждение. Однако, следует отметить, что многие «просветители» отрицали народный язык. Начиная с конца девятнадцатого столетия, еврейские авторы в Европе и Палестине/Израиле произвели монументальные тексты для формировании национальной идентичности. Все же, этот процесс не всегда был объединенный и непрерывный. Создание современного еврейского литературного канона предлагает широкое становление современной еврейской литературы, имеющей целью установить классическую еврейскую секулярную прозу и поэзию.

Попытки придать древнееврейскому статус если не разговорного, то современного во второй половине XIX в. века предпринимались узкой прослойкой интеллигентов-гебраистов из числа «Ховевей-Цион» ― сообщества кружков палестинофилов в Российской Империи. Однако со стороны основной массы евреев эти усилия имели самую ограниченную поддержку, в значительной степени из-за сакрального характера «лешон-кодеш» (святого языка). И даже у большинства национально мыслящих еврейских интеллектуалов понимания не встречали. Гебраизм считался курьезным лингвистическим экспериментом, таким же как эсперантизм.

Идея возрождения разговорного иврита в то время встретила сопротивление среди представителей самых разнообразных направлений еврейской мысли. Религиозные евреи крайнего толка, для которых иврит был «священным языком», боялись, что, став разговорным, он будет «осквернен». Некоторые из «просвещенных» («маскилим»), рассматривали иврит лишь как литературную игрушку. Они опасались, что такое превращение испортит красоту «языка пророков», засорив его варваризмами.

И только благодаря самоотверженности Элиэзера Перельмана (Бен-Иегуды) и его сподвижников, создавших «Комитет языка иврит», уже в 1913 г., в ходе «войны языков», развернувшейся между энтузиастами-гебраистами и благотворительным обществом «ха-Эзра» по поводу того, на каком языке будет вестись преподавание в Технионе, стало очевидно, что языком израильского еврейства в недалеком будущем станет именно иврит.

Сопротивление ивриту сдавало позиции по мере того, как этот язык распространялся, становясь главным средством общения в Палестине. Иврит быстро рос и обогащался новыми словами и оборотами. Число людей, для которых он был основным языком, из небольших групп превратилось в миллионы. Остатки оппозиции существовали, главным образом, в странах рассеяния вплоть до второй мировой войны. Таким образом, благодаря усилиям еврейских интеллектуалов, интеллигенции, а также различных сообществ иврит стал «живым» и разговорным языком в Палестине в начале XX века. Но следует отметить, что важную и ключевую роль в становлении иврита как языка еврейского возрождения сыграло сионистское движение.

Вместе с этим читают:
Возрождение иврита
Интегральный национализм
Иврит в Израиле

просмотров: 77
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!