ИЗРАИЛЬСКИЙ ПАРЛАМЕНТАРИЗМ

Реклама
 

Эволюция израильского парламентаризма с 1948 г. по 2001 г.

Кнессет, Иерусалим, Израиль. Автор: Beny Shlevich. Фото с портала ru.wikipedia.org

Эта заметка не претендует на роль всеобъемлющего описания становления и развития парламентской системы Государства Израиль. В этой заметке ставятся более скромные задачи кратко рассказать об израильской парламентской системе в период 1948-2001 гг.

Становление израильского парламентаризма

Израильский парламент (Кнессет) получил свое название в подражание Великому Собранию (ха-Кнессет ха-Гдола) ― совету представителей в пятом веке до новой эры после возвращения евреев в Иудею из вавилонского пленения. На традиции парламента и формы его деятельности повлияли также сионистские конгрессы, опыт Избранного собрания в период британского мандата в Палестине и в некоторой степени ― традиции и уставы британского парламента.

До провозглашения государства 18 апреля 1948 года в качестве представительного органа ишува действовал Народный совет. В соответствии с «Декларацией о независимости» от 14 мая 1948 года, 14 мая он превратился в Госсовет, который функционировал как законодательный орган до выборов в Учредительное собрание в составе нескольких десятков избранников. До конца 1949 года заседания временного правительства и парламент 1-го созыва проходили в Тель-Авиве. С 26 декабря 1949 года (6 Хешван 5710 г.) Кнессет проводит свои заседания уже в Иерусалиме. В своё постоянное здание в районе Гиват-Рам парламент переехал 31-го августа 1966 г.

Кнессет является избранным однопалатным парламентом Государства Израиль, в котором заседают 120 депутатов. Депутаты парламента избираются от различных партийных списков на общих всеизраильских выборах. Обязанности и полномочия депутатов парламента обусловлены основным законом о парламенте от 1958 г. Каждый Кнессет выбирает двух депутатов парламента в качестве своих представителей в комиссии по назначению судей. Кнессет также выбирает пять своих представителей в избирательный орган при совете Главного Раввината.

Наличие многочисленных и зачастую эфемерных фракций и малых партий всегда было отличительной чертой израильской политической системы. В то же время с конца 1940-х и до конца 1970-х гг. их можно было охарактеризовать как входящие в правящую коалицию или оппозиционные, что позволяло руководству МАПАЙ формировать достаточно устойчивые правительственные коалиции и проводить в жизнь относительно последовательный курс управления государством.

Израильские парламентские партии 1950-60-х гг. следует охарактеризовать как крайне централизованные, бюрократические и олигархические организации. Как партии правящей коалиции под эгидой МАПАЙ, так и оппозиционные Херут и Израильская коммунистическая партия, отличались доминирующим положением организационных комиссий, непрямыми выборами в руководящие органы партии, наличием аппаратчиков и функционеров в коллегиях выборщиков, пренебрежением партийных лидеров мнением рядовых членов, а также поддержанием жесткой дисциплины.

Поскольку Государство Израиль является парламентской республикой, в которой члены правительственной коалиции являются членами парламента, то Закон о коалиционной дисциплине, принятый в 1962 году, продолжил израильскую традицию жесткой партийной дисциплины. Следует отметить, что израильский Закон о коалиционной дисциплине является более жестким и всеобъемлющим, чем соответствующие нормы в других странах с демократическим парламентарным строем, поскольку подчиняет этой дисциплине не только министров, которые принадлежат к партии, входящей в коалицию, но и депутатов, являющихся членами соответствующих фракций. Согласно этому закону, министр может поддержать правительство при голосовании в Кнессете, но, при этом, оказаться уволенным за то, что его парламентская фракция проголосовала против кабинета. Однако, несмотря на свою жесткость, рассматриваемый Закон в известной мере оставляет правительству шанс маневра в случае нарушения парламентской фракцией коалиционной дисциплины. Кабинет может воздержаться от принятия решения по поводу нарушения, которое имело место, и тем самым избежать необходимости применить данный закон или, в качестве альтернативы, принять решение, но отказаться от заявления в парламенте на этот счет. Правительство также имеет право освободить министра или фракцию от обязанности голосовать вместе с правительством.

Развитие израильского парламентаризма в 1970-е и 1980-е гг.

В 1950-е гг. между израильскими «левыми» и «правыми» партиями шла непримиримая идейно-политическая борьба (так, премьер-министр и лидер МАПАЙ Д. Бен-Гурион называл лидера оппозиционной партии Херут М. Бенгина не иначе как «человек, сидящий рядом с доктором Бадером»). Основные проблемы израильского парламентаризма в 1950-1960-е гг., были связанны с доминированием МАПАЙ и диктатурой премьер-министра. И если в 1950-х гг. главным противником МАПАЙ были Херут и Коммунистическая партия Израиля, то в 1960-х началось постепенное примирение МАПАЙ и Херут.

В конце 1970-х гг. парламентская система Государства Израиль претерпела значительные изменения в связи с конкуренцией двух партий (Маарах и Херут) за право составления правящей коалиции, а также увеличением числа несионистских партий (как ультроортодоксальных еврейских, так и арабских) в Кнессете. В конце 1970-х гг. в многопартийном Израиле окончилась эпоха абсолютного доминирования во всех сферах левосоциалистического истеблишмента и начался период конкуренции двух крупных политических блоков. Этому послужила эволюция Херут и израильского общества. Херут с 1977 года стала наиболее влиятельной, одной из двух правящих партий, способных составить правящую коалицию. Именно две конкурирующие партии (блок Маарах и блок Херут-либералы), соревновались за право составить правительственную коалицию в парламенте. Так, МАПАЙ-Авода, начиная с 1949 года, имела от 46 депутатских мест до 44 в 1992 году, а блок Херут-либералы (затем Ликуд) получал от 5 до 36 депутатских мест Кнессете.

Следует также отметить и другую тенденцию в деятельности Кнессета: если, начиная с первого созыва парламента, в нём принимала участие только одна несионистская партия – Коммунистическая партия Израиля, то с 1977 г. в Кнессете действовали две несионистские партии: арабская партия Хадаш (5 мест) и ультрорелигиозная Агудат Исраэль (4 места). Таким образом, в конце 1970-х гг. в израильском парламентаризме произошли радикальные перемены, повлиявшие на функционирование политической системы Государства Израиль.

Кризис израильского парламентаризма на рубеже XX-XXI вв.

В середине 1990-х гг. в израильском парламентаризме произошли существенные реформы и изменения. Во время каденции Кнессета 12-го созыва правительство ушло в отставку в результате вотума недоверия 15 марта 1990 года. Во время каденции парламента 13-го созыва (с 13.7.1992 г. по 29.5.1996 г.) в крупных партиях были введены предварительные выборы (праймериз), что несколько изменило нормы поведения депутатов Кнессета. Парламент 14-го созыва стал первым Кнессетом, в который наряду с обычными выборами в парламент (голосование за списки участвующих в выборах партий), избирался и Премьер-министр. Согласно новой системе выборов положение Премьер-министра должно было укрепиться, но этого не произошло. Новая система голосования привела к существенному ослаблению двух крупных партий и к возникновению нескольких партий средней величины. В этот период наблюдается существенное ослабление фракционной и коалиционной дисциплины.

В Кнессете 14-го созыва (с 17.6.1996 г. по 17.5.1999 г.) количество мандатов двух основных израильских партий снизилось в результате оттока голосов от 2-х крупных партий и присоединения их (голосов) к мелким, средним и вновь возникшим партиям. Так, Авода получила 34 места, блок Ликуд-Гешер-Цомет — 32 места. Например, ШАС получила 10 мандатов, Мерец — 9, Исраэль ба-алия — 7 мест в Кнессете. Появился такой политический феномен, как русские партии Государства Израиль.

Кнессет 15-го созыва (с 7.6.1999 г. по 28.1.2003 г.) стал вторым парламентом со дня основания государства, во время каденции которого было два правительства, во главе с разными лидирующими партиями. В первый раз это произошло во времена 11 каденции (с 13.8.1984 г. по 1.11.1988 г.), когда Шимон Перес из Маараха и Ицхак Шамир из Ликуда по очереди возглавляли правительство национального единства. В 15-й каденции прямыми выборами были избраны два премьер-министра ― Эхуд Барак из Исраэль Ахат (17 мая 1999 г.) и Ариэль Шарон из Ликуда (6 февраля 2001 г.). Правительства отличались друг от друга по структуре своих коалиций: первое тяготело влево, второе ― вправо. В правительстве Барака главным напарником Исраэль Ахат была Мерец, а в правительстве Шарона Ха-Авода ― Меймад была главным напарником Ликуда.

В выборах в Кнессет 16-го созыва ( с 17.2.2003 г. по 28.3.2006 г.) прямые выборы премьер-министра введённые в 14-м Кнессете, были отменены (6 марта 2001 был отменен «Закон о прямых выборах») и парламент возвратился к прежней системе выборов ― за партийные списки. Изменение в основном законе о правительстве состоит в том, что сегодня для вынесения вотума недоверия правительству необходимо большинство депутатов Кнессета (из 120 депутатов, как минимум, 61), а не только большинство участников заседания, как было раньше.

Подводя итоги развития израильского парламентаризма, следует отметить, что с середины 1990-х годов политическая система Израиля перешла в неустойчивое состояние «атомизации» политического истеблишмента. В 1990-е гг., с введением прямых выборов премьер-министра (по данной системе премьер-министр избирался в 1996 и 1999 г.), большое значение приобрели не только партии или партийные фракции, но и голоса каждого из депутатов. При этом большинство израильских лидеров в борьбе за власть опиралось не только на парламентские механизмы. Но беспрецедентная открытость парламентских процессов для избирателей благодаря разрушению системы партийного контроля над израильскими СМИ препятствует традиционному решению конфликтных вопросов «в кулуарах».

В 1990-е гг. израильский парламентаризм пережил реформу, связанную с введением прямых выборов премьер-министра (отменены с 2001 г.), а также демократизацией парламентских и внутрипартийных процедур (введением праймеризм в партиях, прямых репортажей с заседаний парламента). Однако данные меры способствовали не только демократизации израильского парламентаризма, но и фрагментации политических партий и снижению доверия израильских граждан к парламенту как политическом институту.

Со времени созыва первого Кнессета в 1949 г. и до начала XXI в. израильский парламентаризм доказал свою жизнеспособность и в Израиле не произошло превращение парламентской республики в суперпрезидентскую республику. Однако израильский парламентаризм не отличается эффективность в решении социально-экономических вопросов и проблем внутренней и внешней политики. Данные особенности парламентаризма вообще и израильского в частности способствовали наделению некоторых харизматических премьер-министров почти диктаторскими полномочиями (Д. Бен-Гуриона, М. Бегина, И. Рабина, А. Шарона), которые навязывали свой диктат рядовым депутатам парламента из правящей коалиции и членам правительственного кабинета.

Вместе с этим читают:
Доктрина Щаранского
Демократия в Кувейте
Русские партии Израиля

просмотров: 47
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!