«ДОРОЖНАЯ КАРТА» БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ США

Реклама
 

Американская дипломатия в урегулировании ближневосточного конфликта в 2001-2003 гг.

Арафат умерВ период смены администраций президентов Б. Клинтона и Дж. У. Буша мл. произошло развязывание крупномасштабных военных действий на «территориях». В данный период представители Госдепартамента и американские дипломаты стремились не допустить дальнейшей эскалации ближневосточного конфликта. На частной встрече 29 декабря 2000 года спецпредставитель президента США на Ближнем Востоке Деннис Росс был откровенен и предупредил палестинского представителя Ахмеда Куреи (Абу Аля), что отказ палестинцев от дальнейших переговоров с израильтянами об условиях окончательного урегулирования будет иметь негативные последствия для будущего палестинского государства. Ведь новый президент США уже не станет прилагать столь многочисленные усилия для урегулирования проблемы Палестины. Согласно мнению Д. Росса, развитие такого варианта событий должно было привести, в конечном итоге, к полному прекращению «процесса Осло» и сохранению существующей ситуации в израильско-палестинском территориальном споре, а также блокированию решения проблемы беженцев.

Однако палестинцы не вняли предостережениям Д. Росса. Это стало ясно во время встречи Я. Арафата и Б. Клинтона 2 января 2001 года в Белом доме, во время которой присутствовал сам Д. Росс. По мнению Д. Росса, «Арафат не был склонен вести переговоры и полагал, что насилие на территориях вынудит израильтян пойти на дополнительные уступки палестинцам». Тем не менее, израильская делегация отправилась на очередные мирные переговоры с палестинцами, которые состоялись в январе 2001 года в египетском городе Таба. Однако израильско-палестинское соглашение о постоянном статусе так и не было достигнуто. Возможно, палестинцы и израильтяне понимали, что данные переговоры следует рассматривать как очередную формальность в «конвейере мирных инициатив».

Новая администрация президента Дж. У. Буша-младшего уделяла основной приоритет американским внутриполитическим проблемам. Поэтому в марте 2001 г. новый госсекретарь Колин Пауэлл заявил, что он не намерен назначать специального посланника в ближневосточный регион весной 2001 года. И только летом Ближний Восток посетил представитель Госдепартамента Дэвид Саттерфилд (Satterfield). Но и его визит, по мнению Л. Хокстэндера, лишь создавал видимость приложения дипломатических усилий для восстановления процесса мирного урегулирования.

Э. Басевич утверждает, что внешняя политика администрации Ближнего Востока окончательно сформировалась лишь после трагических событий сентября 2001 года. При этом основное внимание уделялось событиям в Афганистане и в Ираке. Именно поэтому, утверждает Э. Басевич, ни администрация президента США, ни аналитические группы в Госдепартаменте не смогли предложить консолидированную альтернативу «соглашениям Осло». Все они попали под влияние харизматического израильского лидера — А. Шарона.

Активизация усилий американских дипломатов на Ближнем Востоке преследовала цель установления политического господства и обеспечение собственной безопасности одновременно с навязыванием их воли. Все это сопровождалось активизацией американского военного присутствия, которое США усиленно насаждали во имя своих стратегических интересов. Многие американские деятели приезжали в ближневосточный регион, не предпринимая при этом попыток решения его политических проблем. Все это делалось с целью подрыва палестинского восстания — интифады, в чем были заинтересованы израильские и американские политики.

Долгое время США в одностороннем порядке безуспешно пытались добиться палестино-израильского перемирия, а затем и возобновления переговорного процесса. Несмотря на весьма глубокий анализ конкретной ситуации на оккупированных палестинских территориях, сложившейся накануне и по ходу второй интифады, а также подготовку директором ЦРУ Р. Теннетом соответствующих практических рекомендаций по прекращению насилия и восстановлению сотрудничества в сфере безопасности, эти усилия ни к каким практическим результатам не привели. А администрация Дж. Буша-мл. после вторжения израильской армии в зону контроля Палестинской национальной автономии сочла за лучшее заручиться поддержкой международного сообщества.

Состоявшееся 10 апреля в Мадриде первое в своем роде совещание на уровне министерств иностранных дел «квартета миротворцев» уполномочило госсекретаря К. Пауэлла направиться в регион и потребовать от сторон выполнения резолюций СБ ООН №№ 1397, 1402 и 1403, а второе (по итогам миссии) затем рекомендовало провести новую международную конференцию по Ближнему Востоку.

В итоге, потерпев фиаско в миротворческой деятельности на израильско-палестинском треке и отказавшись от дальнейших инициатив, американские дипломаты были вынуждены принять план ближневосточного квартета — так называемую «Дорожную карту». Однако, данная дипломатическая инициатива, предпринятая с целью остановить насилие на «территориях» и достигнуть существенного прогресса в политической сфере, не принесла ожидаемых результатов из-за взаимного недоверия и вражды палестинцев и израильтян.

Несмотря на сохранение некоторых элементов «мадридского периода» ближневосточного мирного процесса, к лету 2002 года этот процесс оказался сведен на нет. Регион был вновь ввергнут в состояние конфронтации, не позволяющее говорить о возобновлении ближневосточного урегулирования. Принятие Советом Безопасности резолюции №1515 стало важным этапом на пути реализации «Дорожной карты», предложенной США в июне 2002 года палестинской администрации как условия создания палестинского государства. В результате совместная работа «квартета» превратилась в полноценную и детальную программу действий. Однако неоднократно выражался скепсис в отношении возможностей ее реализации. Многие предрекали, что она перестанет быть актуальной, как только будет опубликована.

И действительно, принятая сторонами еще в апреле 2003 года, она стала претворяться в жизнь только в июне, после встречи в Акабе двух премьеров — палестинского и израильского — под эгидой президента Дж.Буша-младшего. Вскоре, в июле, последовал срыв — масштабные теракты в Израиле, перемежавшиеся израильскими репрессалиями, отставка в сентябре палестинского премьера Абу Мазена и затяжной правительственный кризис в ПНА.

Однако «дорожная карта» как проект поступательного движения к миру не была забыта и, по сути дела, была реанимирована в ноябре 2003 г. Советом Безопасности ООН. Период вынужденного безвременья в ее реализации был чрезвычайно интенсивен с точки зрения поиска выхода из сложившегося тупика. Появился целый веер инициатив ― совместных израильско-палестинских, таких как план Нусейбе–Аялона, Бейлина–Абд Раббо, и чисто израильских, как, например, инициатива Шера–Саги. Эти планы либо дополняли «дорожную карту», либо предлагали альтернативные варианты решения палестинской проблемы, такие как односторонний уход Израиля с части или почти со всех палестинских территорий. И если разбирать достоинства и недостатки различных планов и инициатив, то «дорожная карта», при всем ее компромиссном характере, предполагала поэтапное продвижение к миру двух сторон. Она также соответственно накладывала на каждую из них известные обязательства.

Источник: Проблемы ближневосточного урегулирования в дипломатии США на рубеже XX — XXI вв. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. — СПб., 2006.

©

Вместе с этим читают:
Палестино-израильский конфликт ― 2000
Стратегический союз США и Израиля
Палестино-израильские переговоры

просмотров: 28
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!