«РУССКИЕ» ПАРТИИ ИЗРАИЛЯ И АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ

Реклама
 

Внешнеполитические приоритеты парламентских «русских» партий Израиля в контексте арабо-израильского конфликта

В статье представлен обзор внешнеполитических инициатив «русскоязычных» партий Государства Израиль («Исраэль ба-алия», «Демократический выбор» и «Наш дом Израиль») в контексте арабо-израильского конфликта. Противоречивая позиция лидеров партии «Исраэль ба-алия» по отношению к дальнейшему урегулированию арабо-израильского конфликта стала одним из факторов, обусловивших раскол в данной партии и создание ультралевой партии «Демократический выбор», а также ультраправой партии «Наш дом Израиль» накануне парламентских выборов в Израиле в 1999 г.

Кнессет, Иерусалим, Израиль. Автор: Beny Shlevich. Фото с портала ru.wikipedia.org

Массовый исход эмигрантов со всего постсоветского пространства способствовал созданию крупных русскоязычных общин в Израиле, США, ФРГ, Канаде, Великобритании и других странах, которые «живут на русском языке», а также являются наиболее активными распространителями русского языка и русской культуры за рубежом. Однако только в Израиле русскоязычные репатрианты смогли создать свои партии, представленные в парламенте (Кнессете), так как в результате двух волн массовой иммиграции евреев и их родственников из стран бывшего СССР в 1967-1980 гг. и в 1990-х гг., в настоящее время каждый седьмой гражданин Израиля – русскоязычный. Так, по данным израильского Центрального статистического бюро из 7,503,800 общего числа постоянных жителей в декабре 2009 г., в 2008 г. насчитывалось 688,5 тыс.чел. русскоязычных евреев из СССР и государств постсоветского пространства, а также около 300,000 их родственников – не евреев и не-галахических евреев, репатриировавшихся согласно п.4а израильского «Закона о возвращении» от 1950 г. (в ред. 1970 г.), точное количество которых не отражается в официальной статистике (См.: Тольц, 2010). В данном контексте следует отметить, что влияние единственной из оставшихся «русской» партии «Наш дом Израиль» становится всё более заметным фактором формирования современной внешней политики Государства Израиль.

Фразу бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера «у Израиля нет внешней политики, а есть только внутренняя» (цит. по: Barari, 2004, p. 6), высказанную в 1975 г., после посредничества в израильско-египетских мирных переговорах о разъединении израильских и египетских сил на Синайском полуострове, цитируют год за годом все, кому не лень. Действительно, неурегулированность арабо-израильского конфликта, отсутствие соглашения относительно окончательного статуса Иерусалима, границ будущего палестинского государства и мирного договора с Сирийской Арабской Республикой, а также проблемы возвращения палестинских беженцев на территорию Государства Израиль, террор палестинских радикальных организаций и шиитской ливанской организации Хезболла – все эти факторы влияют на политические предпочтения израильских избирателей и лидеров политических партий, в том числе и русскоязычных. Однако было бы преувеличением полагать, что «именно динамика развития арабо-израильского конфликта во многом предопределила как возникновение и ускоренный рост «русских» партий во второй половине 1990-х годов, так и их относительное фиаско…» (Эпштейн, 2003). Тем не менее, нельзя отрицать приоритетное значение проблемы урегулирования арабо-израильского конфликта в программах и пропагандистской риторике израильских «русскоязычных» парламентских партий.

Целью данной статьи является комплексное рассмотрение особенностей влияния израильских парламентских (партий преодолевших электоральный барьер и получивших представительство в израильском парламенте – Кнессете) «русскоязычных» партий на внешнюю политику Государства Израиль в контексте арабо-израильского конфликта. Безусловно, внешнеполитические воззрения «русских» партий Израиля не сводятся только к полемике относительно проблем ближневосточного урегулирования, границ и безопасности Государства Израиль. Однако, к сожалению, объём статьи не позволяет рассмотреть приоритеты израильских «русскоязычных» партий в области сотрудничества с Европейским Союзом и европейскими странами, а также с государствами постсоветского пространства.

В этой связи в статье поставлены следующие задачи:
– изучить оригинальные внешнеполитические инициативы израильских «русских» парламентских партий в контексте проблемы урегулирования арабо-израильского конфликта;
– проанализировать влияние парламентских партий русскоязычных иммигрантов на формулирование и воплощение внешней политики Государства Израиль в области ближневосточного мирного процесса.

Государство Израиль и его еврейских граждан можно охарактеризовать как сообщество иммигрантов с разными языковыми, культурными традициями стран Европы, Азии, Африки, Северной и Латинской Америки. С 1992 г. в израильской политической системе возник новый социально-этнический фактор, который должен учитываться при анализе политических предпочтений израильских избирателей – голосование новых репатриантов из стран бывшего СССР. Данный фактор стал особенно важен и заметен с появлением партии «Исраэль ба-алия» (ИБА), которая была создана перед выборами в Кнессет 14-го созыва 1996 г. и, получив значительную поддержку, стала весомой силой в израильской политической системе. На выборах в Кнессет 14-го созыва в 1996 г. ИБА получила 7 мандатов. Однако на выборах в Кнессет 15-го созыва в 1999 г. ИБА получила только 6 депутатских мандата. Далее продолжилась тенденция к ослабеванию политического влияния партии ИБА: на выборах в Кнессет 16-го созыва 2003 г. партия получила лишь 2 депутатских мандата и эти мандаты было решено передать правоцентристскому блоку «Ликуд». По всей вероятности, этим решением её лидер, бывший советский диссидент Натан Щаранский, не столько стремился показать лояльность правящему блоку, сколько понимал бесполезность и малозначительность этих мандатов в Кнессете 16-го созыва, особенно учитывая значительную финансовую задолженность партии ИБА. В 2006 г., в виду бесперспективности дальнейшего существования партии ИБА как «русской» партии Н. Щаранский официально заявил о своём уходе из политики. Однако было бы неверным принять тезис, что «во многом именно Ясиру Арафату и ведомому им палестинскому руководству Натан Щаранский и его приближённые обязаны как взлётом своих политических карьер, так и (в ряде случаев) их закатом» (Эпштейн, 2003).

Противоречивость позиции лидеров партии ИБА относительно перспектив урегулирования арабо-израильского конфликта была особенно видна в первую каденцию присутствия партии в Кнессете и в правоцентристском правительстве Б. Нетаньяху. Как отмечает израильский политолог З. Ханин, «принципиальной проблемой в дальнейшем стала попытка ИБА говорить от имени всей «русской» общины, тщательно балансируя между её фракциями, у которых было разное отношение к критическим для израильского общества темам – арабо-израильскому конфликту…» (Ханин, 2004). Действительно, руководство ИБА не смогло избежать внутренних идеологических и персональных противоречий, которые вскоре привели к расколу «центристской» по своей идеологии ИБА. Почти сразу после создания партии в ней началась острая идеологическая и личная борьба между сторонниками «умеренных» министров Н. Щаранского и Юлия Эдельштейна, контролировавших большинство партийных функционеров; депутатами Кнессета Юрием Штерном и Михаилом Нудельманом, занявших «правую» идеологическую нишу; и лидером «левого» лагеря парламентской фракции ИБА Романом Бронфманом.

В конце 1990-х гг. идеологическая «аморфность» партии ИБА спровоцировала идейные противоречия и конфликты, что, в свою очередь, привело к двум расколам. Зимой 1999 г. в ИБА произошёл раскол и партию покинули депутаты Кнессета Ю. Штерн и М. Нудельман (впоследствии основатель «русской» партии «Обновлённый Израиль», так не сумевшей преодолеть электоральный барьер на выборах в Кнессет 18-го созыва 10 февраля 2009 г.). Одной из причин этого раскола стало недовольство многими членами и руководителями партии ИБА участием лидера партии Н. Щаранского в подписании соглашения с представителями Палестинской национальной администрации в Уай-Плантэйшн (США) 23 октября 1998 г. (Ханин, 2003, С. 156). Затем, в марте 1999 г. фракция Ю. Штерна и М. Нудельмана объединилась с недавно основанным движением Авигдора Либермана «Наш дом Израиль» (НДИ), основу которого составили бывшие активисты «русского» «Ликуда», также разочарованные политикой уступок палестинцам, которую проводило правительство во главе с премьер-министром Б. Нетаньяху. А через месяц после выборов в Кнессет 15-го созыва, в июле 1999 г., ИБА покинули депутаты Р. Бронфман и Алекс Цинкер, объявившие 19 августа о создании фракции «Демократический выбор», занимавшей более «левые» позиции в отношении перспектив урегулирования арабо-израильского конфликта. Таким образом, в Израиле на рубеже XX-XXI вв., кроме ИБА, действовали и другие «русские» парламентские партии: НДИ, которая получила на выборах в 1999 г. 4 депутатских мандата в Кнессете, в 2003 г. в рамках блока «Ихуд Леуми» («Национальное единство») – 7 депутатских мандатов (не менее пяти мандатов были получены за счёт голосов русскоязычных избирателей), в 2006 г. в Кнессете 17-го созыва – 11 мандатов отдельным списком (в сентябре 2004 г. А. Либерман и его партия НДИ вышли из блока «Национальное единство» и заявили о намерении баллотироваться в Кнессет семнадцатого созыва самостоятельным списком), в 2009 г. в Кнессете 18-го созыва – 15 мандатов; и фракция «Демократический выбор», занявшая в 1999 г. 2 депутатских мандата в Кнессете. Перед выборами 2003 г. коалиция Р. Бронфмана и А. Цинкера распалась: первый вошёл в леворадикальный блок МЕРЕЦ и смог вновь попасть в Кнессет, а затем ушёл из большой политики, второй безуспешно попытался баллотироваться самостоятельно.

Итак, «русские» парламентские партии Израиля весьма различались в своих предложениях относительно способов разрешения арабо-израильского конфликта. Как отмечает научный сотрудник Института востоковедения РАН И.В. Масюкова, накануне выборов 1996 г. относительно урегулирования арабо-израильского конфликта руководство ИБА занимало центристские позиции: в отличие от партии «Авода», лидеры ИБА не поддержали основные территориальные уступки, однако, в то же время, были и против политики руководства «Ликуда», полностью отрицавшего какие-либо уступки. Однако лидеры ИБА выступили против политики левоцентристской правящей коалиции по вопросу создания независимого палестинского государства, поддерживая в этом позицию лидеров «Ликуда» и других правых партий, отвергавших возможность создания палестинского государства в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан (Масюкова, 2002, С. 143-144).

В дальнейшем, центристы ИБА выступали за мирное урегулирование арабо-израильского конфликта на основе неукоснительного соблюдения партнёрами мирного процесса всех ранее достигнутых договоренностей, а также демократизации политических институтов Палестинской национальной администрации. По словам Н. Щаранского, «… и в Иерусалиме, и в Вашингтоне признают, что наш подход к решению конфликта с арабами на основе демократизации их режимов является единственно верным» (Израиль… , 2002). Однако фактически лидеры ИБА выступали против каких-либо значительных территориальных и иных уступок палестинцам: они категорически выступали против раздела Иерусалима, возвращения палестинских беженцев на территорию Государства Израиль, эвакуации еврейских поселений с большинства контролируемых Израилем территорий и передачи Голанских высот под сирийскую юрисдикцию (Эпштейн, 2004, С. 162); а один из лидеров ИБА Ю. Эдельштейн возглавлял в Кнессете 15-го созыва лобби сторонников сохранения израильского суверенитета над Голанскими высотами. Например, оценивая перспективы коалиционного соглашения с правительством Э. Барака, Н. Щаранский в интервью израильской газете «Вести» (16.03.2000 г.) отметил, что «… ИБА не поддерживает его политику в отношении Голанских высот и выступает против односторонних уступок палестинцам» (цит. по: Масюкова, 2002, С. 146). В дальнейшем, как отмечает З. Ханин, оказавшись в оппозиции политике левоцентристской коалиции Э. Барака, Н. Щаранский в сотрудничестве с НДИ А. Либермана и другими правыми партиями не только организовал публичные акции протеста, но и «разослал в русскоязычные и другие газеты «добытые» лидерами ИБА предложения, которые Барак намеревался сделать Арафату в Кэмп-Дэвиде, но скрывал от партнёров по коалиции» (Ханин, 2003, С. 171). Согласно мнению А. Либермана, Н. Щаранский «во времена правительства Барака вёл упорную борьбу за сформирование правительства национального единства, высказывал чёткую и определённую позицию по внешнеполитическим вопросам и вышел из правительства в знак протеста против намерения Барака пойти на далеко идущие уступки арабам, а не в рамках борьбы за секторальные интересы репатриантов из СНГ» (Либерман, 2005, С. 211). Примечательно, что, по мнению израильского политика З. Гейзеля, и ИБА, и НДИ в 1999 г. рассматривались как русскоязычные партии-спутники «Ликуда» (Гейзель, 2001, С. 123).

Отстаивая свои «центристские» воззрения относительно возможности урегулирования ближневосточного конфликта, депутат Кнессета от партии ИБА Ю. Эдельштейн отметил, что позиция ИБА заключается в следующем: «там, где это необходимо, надо применять силу, с другой стороны, понятно, что только переговоры могут привести, в конце концов, к решению этого вопроса […] Однако переговоры не означают, что мы должны удовлетворить аппетиты всех своих соседей» (цит. по: Лукин, 2001). Ю. Эдельштейн также выражал надежду на дальнейшую демократизацию и либерализацию арабских стран как фактора, способствующего мирному процессу и безопасности в ближневосточном регионе: «что же касается режимов, нас окружающих, то все мы хорошо знаем, что случилось с подобными режимами в Восточной Европе и Южной Америке. Я очень надеюсь, что и в арабских странах они отживут, и тогда возможность мирного сосуществования будет гораздо более реальной, чем это представляется в настоящий момент» (цит. по: Лукин, 2001).

Пытаясь выработать оригинальное видение разрешения противоречий процесса ближневосточного мирного урегулирования, руководства партии ИБА выдвинуло тезис о необходимости увязки умеренных уступок со стороны израильского правительства не только взамен предоставления формальных международных соглашений и договоров, но и либерально-демократических преобразований в арабских странах (преимущественно в Палестинской автономии и Сирийской Арабской Республике). Как указывалось в разделе «Безопасность и демократия» предвыборной программы партии ИБА в 2003 г. накануне выборов в Кнессет 16-го созыва, «прошлые ошибки мирного ближневосточного процесса могут быть скорректированными […], но только если израильская политика относительно этих проблем будет основываться на понимании взаимосвязи между миром, безопасностью и демократией» (The Platform of Yisrael B’aliya…, 2003). Однако подобные идеи первоначально рассматривались в израильской политической жизни как риторические уловки, а большинство израильских политиков правящей коалиции относились к данным инициативам как к фантазиям Н. Щаранского, изолированного от ближневосточных реалий в своём диссидентском прошлом как в «башне из слоновой кости».

Лидер «левого» крыла ИБА, а затем руководитель партии «Демократический выбор» Р. Бронфман исповедовал иные взгляды: «во главу угла» он ставил […] отделение Израиля от палестинцев» (цит. по: Капитонов, 2003) и призывал израильское правительство «вернуться к границам 1967 года, с поправками, которые […] составят до 10% территорий» (цит. по: Эпштейн, 2004, С. 167). Он также призывал установить квоту порядка нескольких десятков тысяч арабов, которым предлагал предоставить израильское гражданство в рамках программы объединения семей и возвращения беженцев, покинувших Государство Израиль в 1948 г., а также рекомендовал отменить израильский суверенитет над Восточным Иерусалимом (Гейзель, 2001, С. 189). В период эскалации «интифады Аль-Акса» (второй палестинской интифады) после 2000 г., лидер партии «Демократический выбор» Р. Брофман обвинил в отсутствии продвижения ближневосточного мирного урегулирования и израильское, и палестинское руководство. И премьер-министр А. Шарон и председатель Палестинской национальной администрации Я. Арафат, согласно его мнению, «не [были] заинтересованы в достижении мирного соглашения […] так как параллельно с борьбой против террора необходимо представить общественности, и израильской, и палестинской, политическое решение, политический выход» (цит. по: Степанов, 2002). Отрицая значимость «Стены плача» как сакрального места для израильтян, лидер фракции «Демократический выбор» Р. Бронфман утверждал, что «мир стоит любого территориального компромисса, если только этот компромисс не представляет угрозы для безопасности страны и её граждан. Если военные специалисты решат, что отказ от суверенитета над Храмовой горой опасен для израильтян, значит, это место ни в коем случае нельзя отдавать. Если же такой опасности нет – нам стоит поступиться во имя достижения мира» (цит. по: Дружбинский, 2002).

Вместе с тем, именно лидер фракции «Демократический выбор» Р. Бронфман в 2001 г. одним из первых среди израильских политиков выдвинул предложение о необходимости постройки стены безопасности, разделяющей еврейские жилые массивы в границах государства Израиль до 1967 г. и территории Западного берега реки Иордан (Dusi, 2002), а также, впоследствии, в июне 2002 г. лоббировал её строительство (Правов, 2004). Как отметил впоследствии Р. Бронфман после объявления о «программе размежевания», объявленной во время обращения премьер-министра А. Шарона к нации, с которым он выступил 21 февраля 2002 г., «я испытываю горькое удовлетворение так называемой «программой размежевания», которую предложил Ариэль Шарон. […] Тот шаг, который сделал глава правительства […] – сделан в нужном направлении, но с явным опозданием и в недостаточном объёме», что, согласно его мнению, способствовало бы сохранению жизней многих израильтян (цит. по: Капитонов, 2002b).

Однако, несмотря на заверения Р. Бронфмана, что в «в палестинской среде уже сейчас налицо конфликт поколений – поколение Арафата против более молодых и более миролюбиво настроенных по отношению к израильтянам политиков» и «потеряв [в конце весны 2002 г.] поддержку в среде израильских левых, палестинцы поняли, что сопротивление должно быть ненасильственным» (цит. по: Овсепян, 2002), даже выполнение первого этапа плана «одностороннего размежевания» не остановило и не умерило террор палестинских радикальных организаций против израильтян. В связи с этим израильский политический комментатор Д. Конторер заметил, что «заявления Романа Бронфмана всё чаще выходят за рамки того, что даже политиками леворадикального толка определяется как крайняя черта допустимого», например, призывы Р. Бронфмана к уклонению от военной службы на «территориях», в то время как Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) «пытается подавить созданную Арафатом инфраструктуру террора» (Конторер, 2002). Сам же Р. Бронфман впоследствии, уже став депутатом Кнессета от леволиберальной партии МЕРЕЦ, охарактеризовал себя как «бывшего центриста», ставшего «левым»: «я пришёл из центра. Никогда не был правым. Однако постепенно склонился влево. Этот процесс вызревал во мне. Возможно, это связано с моей биографией» (цит. по: Капитонов, 2003).

Список НДИ во главе с А. Либерманом оказался в намного более выигрышной ситуации по сравнению с ИБА и «Демократическим выбором». Движение НДИ с первых дней его существования отличала правая позиция в отношении палестино-израильского конфликта. Как отмечал посол Российской Федерации в Израиле А.Е. Бовин, кредо А. Либермана относительно стратегии урегулирования ближневосточного конфликта стала не формула левого лагеря (партий «Авода» и МЕРЕЦ) «земля в обмен на мир», а максима премьер-министра И. Шамира, озвученная им во время мадридской мирной конференции по Ближнему Востоку в 1991 г. – «мир в обмен на мир» (Бовин, 2003, С. 348). В январе 1999 г. А. Либерман объявил о создании партии «Наш дом Израиль», политическая платформа которой базируется на следующих основных принципах: Иерусалим навсегда останется единой и неделимой столицей Израиля; Голанские высоты являются суверенной территорией Израиля; для Израиля неприемлемы политические переговоры с террористами (Капитонов, 2005). После «второй интифады» 2000-2002 гг. и эскалации террора палестинских радикальных групп против израильтян, депутат Кнессета от партии НДИ Ю. Штерн отметил, что «в силу создавшегося положения дальнейшее существование ПА [Палестинской автономии] в том виде и с тем руководством, которое было создано в результате соглашения в Осло, явится постоянным источником нестабильности в нашем регионе, а организуемый этой автономией палестинский террор, провоцирующий ответные акции Израиля, будет вести к дальнейшей радикализации исламского мира» (Цепь…, 2001). Именно поэтому руководители партии НДИ не только выступали против создания палестинского государства, но и настаивали на демонтаже Палестинской национальной администрации. Так, по мнению А. Либермана, «без силовой ликвидации всех террористических организаций на территории Палестинской автономии невозможно достижение политического урегулирования, обеспечивающего безопасность Израиля» (цит. по: Эпштейн, 2004, С. 170).

С целью разрешить палестино-израильский конфликт А. Либерман в начале 2001 г. выдвинул разработанную им программу создания на территориях с преобладающим населением палестинских арабов отдельных самоуправляемых «кантонов»: пяти разделённых между собой независимых кантонов – Газа, Иерихон, два анклава в Иудее и в Самарии, а также пятый – в районе Вифлеема, где компактно проживают арабы-христиане и где находятся христианские святыни, и дальнейшего размежевания с палестинцами (Капитонов, 2005). Комментируя собственные воззрения относительно «плана кантонизации», министр национальной инфраструктуры А. Либерман в правоцентристском правительстве А. Шарона отметил, что «Палестинская автономия состоит из нескольких изолированных частей» и, поэтому «создание четырех независимых кантонов: отдельно Газа, отдельно Иудея, отдельно Самария, отдельно Иерихон», с собственными органами самоуправления будет способствовать развитию палестинской «независимой» экономики (цит. по: Маркиш, 2001). Более того, отмечая необходимость изоляции этих кантонов друг от друга, в программе НДИ отмечалось, что «только в тишине академии, расположенной где-нибудь в Осло, можно теоретизировать о палестинском государстве в Газе, Иудее и Самарии, связанных между собой посредством специальной транспортной артерии – «безопасного коридора», которая располосует весь Израиль с севера до юга. На практике это совершенно невозможно» (Реакция…, 2001).

Однако впоследствии А. Либерман решительно выступал против плана одностороннего размежевания, так как был убеждён, что пресловутый план премьер-министра А. Шарона приведёт только к депортации евреев из сектора Газы и Северной Самарии, повышая тем самым опасность ракетных обстрелов израильских городов. Действительно, А.Либерман указывал, что «как член правительства я голосовал против «Дорожной карты» и против стены [безопасности]. Последняя, на мой взгляд, имеет много минусов. Тем не менее, это сегодня позиция нашего правительства: в одностороннем порядке найти ответы на вопросы нашей безопасности […] того, что мы просто не ведём переговоров с Арафатом, недостаточно. Надо было бы принять кардинальное решение. Мне, например, нравится русское выражение «мочить в сортире» – это было бы самое оптимальное» (цит. по: Терехов, 2003). Более того, А. Либерман в открытом письме премьер-министру выразил своё мнение следующим образом: «Ваше пребывание на посту главы правительства сопровождается чередой серьёзнейших ошибок. Вы одобрили план «Дорожная карта», основной идеей которого было создание палестинского государства. В конечном итоге, «Дорожная карта» завела нас в тупик. Вы выступили с планом одностороннего размежевания с палестинцами. У Вас нет поддержки ни в правительстве, ни среди членов Вашей фракции, ни даже в самой партии, а Ваше окружение находится в состоянии истерии» (Открытое…, 2003). Как отмечает израильский политолог А. Эпштейн, лидеры правого блока «Национальное единство» А. Либерман и Б. Эйлон сразу недвусмысленно выступили против программы «одностороннего размежевания» А. Шарона, однако оставались в правительстве до 4 июня 2004 г., когда накануне решающего голосования они были уволены премьер-министром. «При этом сколько-нибудь значительной роли в мобилизации общественного протеста лидеры этого правого блока не сыграли» (Эпштейн, 2005).

Депутат Кнессета и один из лидеров партии НДИ Ю. Штерн также выступил против плана «размежевания» после реализации первого этапа – вывода еврейских поселений из сектора Газа в августе-сентябре 2005 г., поскольку «…он катастрофически невыгоден для Израиля: […] теперь, после ухода, надо нести огромные расходы на защиту района Ашкелона» (цит. по: Вишневский, 2005). Подводя итоги вывода израильских войск и ликвидации еврейских поселений в секторе Газа депутат Кнессета от НДИ Ю. Штерн подчеркнул, что «одностороннее отступление из сектора Газа вредит долгосрочным интересам Израиля […] Израиль не может позволить себе роскошь отступления под давлением террора, так как это создаёт порочный круг насилия и усиливает давление на нашу страну» (цит. по: Ирлин, 2005). И, по мнению депутата Кнессета от партии НДИ Ю.Штерна, «Америка должна признать за [правительством Израиля] право проводить такие же акции, которые провела в Афганистане и Ираке после 11 сентября 2001 года […] да, мы планомерно уничтожаем руководителей террористических организаций, разрушаем дома смертников и сажаем в тюрьмы их родных. Но только так можно бороться с организованным терроризмом» (цит. по: Кузнецова, 2004).

В дальнейшем произошла эволюция внешнеполитической программы А. Либермана относительно урегулирования палестино-израильского конфликта, которая стала основываться на разделении по национальному признаку. Отмечая недостаточные усилия правительств А. Шарона (а затем и Э. Ольмерта) в борьбе с террором, А. Либерман подчеркивал, что «… с одной стороны, создание однородного палестинского государства без евреев, а с другой – закрепление статуса Израиля как двунационального государства, где арабское меньшинство демонстративно отождествляет себя с палестинцами […] означает растущее давление снаружи и изнутри, которое в перспективе неминуемо перерастёт в угрозу самому существованию Государства Израиль» (Либерман, 2005, С. 214). Именно поэтому в программе партии НДИ за 2006 г. указывалось, «что существует единственно возможный способ обеспечения безопасности Израиля и каждого жителя страны – свести к минимуму соприкосновение еврейского и арабо-мусульманского населения. Достичь этого можно лишь путём обмена с палестинской автономией населением и территориями» (Программа…, 2006). Однако о неготовности А. Либермана согласиться на территориальные уступки палестинцам в отношении вопроса Иерусалима (ведь среди палестинцев – израильских граждан, проживающих в Восточном Иерусалиме, также достаточно много «нелояльных») свидетельствует программа партии НДИ: «Иерусалим навсегда останется единой и неделимой столицей Израиля» (Программа…, 2006), за исключением нескольких деревень, «примыкающих к восточным районам Иерусалима», которые А. Либерман предлагает «не «уступать», а «менять»» (Речь…, 2007).

В соответствии с планом, разработанным лидером НДИ А. Либерманом, правительство Государство Израиль также должно: «распространить свой суверенитет на еврейские анклавы в Иудее и Самарии, приняв Закон об аннексии таких густонаселённых и стратегически важных пунктов как Ариэль, Баркан, Гиват-Зеэв, Гуш Эцион, Маале-Адумим и долина реки Иордан; а также передвинуть границу и передать палестинской автономии прилегающие к ней территории компактного проживания арабов-мусульман (450 тысяч человек)» (Либерман, 2005, С. 214). Однако следует отметить, что и Р. Бронфман в 2000-2003 гг. предлагал «палестинцам не пески в Негеве [как сделал Э. Барак в ходе переговоров в Кэмп-Дэвиде], а так называемый «арабский треугольник» (между Хадерой и Кфар-Сабой, граничащий с Самарией) и заодно освободиться от 250 тысяч арабов» (Цит. по: Эпштейн, 2004, С. 169). Однако в отличие от идеи «трансфера» арабов из Израиля, пропагандируемой ультраправым израильским политиком Р. Зеэви (партнера А. Либермана по фракции «Национальное единство» с 2000 г. вплоть до его трагический смерти в 2001 г.), А. Либерман не предложил перемещать людей с насиженных мест и разрушать их уклад: «Мы не будем перемещать людей, – утверждает Либерман, – мы будем перемещать границы. Это не трансфер» (цит. по: Маркиш, 2006).

Разумеется, проект А. Либермана противоречит не только первому параграфу «Закона о гражданстве» Государства Израиль от 1952 г., но и волеизъявлениям большинства израильских арабов, которые, по сведениям партийных функционеров НДИ «получая при этом ежегодно от одного только Ведомства национального страхования (Битуах леуми) 9,5 миллиардов шекелей и отдавая казне в виде налогов всего 300 млн. шекелей» (Программа…, 2006). Однако неотъемлемой частью плана обмена населением и территориями от партии НДИ является принятие принципиально нового Закона о гражданстве. Согласно проекту данного закона: «каждый гражданин по достижении им определённого возраста будет обязан принести присягу на верность Государству Израиль, его гимну, гербу, флагу и отдать долг своей стране, пройдя воинскую или альтернативную службу. Отказавшиеся будут на законном основании ограничены в правах, в частности, лишены права избирать и быть избранным» (Программа…, 2006). В связи с этим следует отметить, что ещё с момента основания Государства Израиль благосостояние многих арабских посёлков в Израиле зависит от готовности их избирателей голосовать за ту или иную партию (еврейскую или арабскую) взамен на предоставление услуг по развитию коммунальной инфраструктуры, а также должностей на государственной службе и рабочих мест в государственном секторе израильской экономики. Таким образом, у израильских арабов, лишённых избирательного права весьма вероятно снизятся уровень благосостояния и качество жизни, что, вероятно, приведёт к их «большей готовности» принять план «обмена территориями» А. Либермана. Однако сам А. Либерман отрицает дискриминационную тенденцию в проекте изменений «Закона о гражданстве», так как «каждый человек, независимо от того, еврей он или араб, будет иметь право свободного выбора: принять присягу на верность государству, пройти армейскую или альтернативную службу и быть полноправным гражданином, или, отказавшись, стать постоянным жителем» (Либерман, 2005, С. 128). Примечательно, что в последствии, в 2009 г., накануне выборов в Кнессет 18-го созыва, данный проект А. Либермана был одобрен как «легитимный» лидером партии «Ликуд» Б. Нетаньяху (Netanyahu, 2009).

Идея обмена еврейских поселенческих блоков Иудеи и Самарии на населённые израильскими арабами-мусульманами города южной Галилеи была неожиданно одобрена Г. Киссинджером, который, не упоминая Либермана, предложил, что «наиболее логичным исходом является обмен израильских поселений вокруг Иерусалима […] на некие равноценные территории в современном Израиле со значительным арабским населением» (Kissinger, 2006). Данный план, получивший в последствии название «проект Либермана–Киссинджера», ещё раз опровергает тезис А. Эпштейна (с оговоркой насчёт идеи «демократизации» Ближнего Востока Н. Щаранского как предварительного условия для осуществления Израилем переговоров о мирном соглашении с арабскими режимами) о том, что «русскоязычные общественные и политические лидеры фактически так и не смогли предложить сколько-нибудь оригинальные (и при этом имеющие потенциал реального воплощения) пути урегулирования конфликта между Израилем и палестинскими арабами, став не более чем переводчиками и ретрансляторами идей, позиций и идеологий, выработанных задолго до их прибытия в Израиль» (Эпштейн, 2004, С. 154).

Результаты предвыборной кампании 2006 г. в Кнессете 17-го созыва, в результате которой партия НДИ получила 11 депутатских мандатов (4 из которых достались коренным израильским политикам), показали, что радикальные идеи А. Либермана, в том числе обмен территориями с компактным проживанием арабского и еврейского населения – становятся всё популярнее среди правоориентированных израильских избирателей, причём не только русскоязычных. Так, по мнению З. Ханина, предложив план обмена населённых израильскими арабами-мусульманами городов южной Галилеи на поселенческие блоки и незаселённые арабами территории Иудеи и Самарии, Либерман «не только смог сохранить свои традиционные 4–5 «русских правых» мандатов и получить два–три «ивритских» мандата от «Ликуда», но и освоить большую часть умеренно правого и социально ориентированного электората исчезнувшей центристской «русской» партии «Исраэль ба-алия» (Ханин, 2006b).

Вскоре после присоединения к правящей коалиции Э. Ольмерта министр стратегического планирования А. Либерман назвал председателя Палестинской национальной администрации М. Аббаса «иррелевантным партнёром, не обладающим ни властью, ни волей, ни авторитетом, не соблюдающим своих обязательств» и призвал вновь оккупировать Филадельфийский коридор, соединяющий сектор Газа и Арабскую Республику Египет для предотвращения контрабанды оружия (Israeli…, 2006). Действительно, после присоединения к правящей коалиции премьер-министра Э. Ольмерта, в 2006 г. в ряде интервью А. Либерман заявил, что «Израиль должен вернуть себе контроль над Филадельфийским коридором на границе сектора Газы и Египта, чтобы прекратить свободную доставку оружия и взрывчатки палестинским террористам», однако при этом отметил, что «установление полного контроля над сектором Газы не соответствует интересам Израиля» (цит. по: Ханин, 2006а). Данное высказывание вызвало ожесточённую критику израильских арабских политиков. Как заявил израильский политик и депутат Кнессета от арабской партии РААМ–ТААЛ А. Тиби, обвинённый А. Либерманом в сотрудничестве с политическими лидерами движения ХАМАС, «назначение этого расиста и фашиста символизирует мне как арабу и человеку» (Steele, 2006). Более того, как утверждал израильский арабский политик А. Бишара (впоследствии, в 2007 г. обвиненный израильской полицией и ШАБАКом в шпионаже в пользу Хезболлы в период второй ливано-израильской войны в 2006 г.), назначение «воинствующего ультраправого неоконсерватора», «иммигранта…, который не говорит на приемлемом иврите после 30 лет пребывания в Израиле» А.Либермана в результате коалиционного соглашения с Э.Ольмертом на пост министра, на тот момент ещё не существующего министерства стратегического планирования, «угрожает и политическому режиму Государства Израиль, и миру на Ближнем Востоке» (Bishara, 2006). Однако отмена второго этапа плана «одностороннего размежевания» Э. Ольмерта по ликвидации оставшихся еврейских поселений и эвакуации десятков тысяч поселенцев из Иудеи и Самарии («программа консолидации»), произошла не в результате усилий или выполнения требований А. Либермана, а в результате непрекращающегося террора против израильтян со стороны радикальных палестинских организаций, как исламистских, так и связанных с ФАТХ (Эпштейн, 2006).

Вследствие многократных высказываний относительно стратегии урегулирования арабо-израильского конфликта, рассматриваемых многими европейскими журналистами как «экстремистские», А. Либерман воспринимается европейскими СМИ как израильский «медийный монстр», как «единомышленник» Ж.-М. Ле Пена, Дж. Фини, П. Фортёйна и Й. Хайдера. Впрочем, на вопрос журналистов «в Вашей стране Вас не раз величали «израильским Георгом Хайдером». Некоторые даже договаривались до того, что такое сравнение оскорбительно для Хайдера. Что Вы можете сказать по этому поводу?», А. Либерман парировал следующим образом «увы, к подобным глупостям я привык, и они впечатления на меня не производят» (Европа…, 2007). Однако, как отмечал сам А. Либерман, «я всегда был сторонником полемики, потому что я предлагаю новые идеи. Я думаю, мне и впредь следует оставаться любителем противоречивых дебатов» (цит. по: Myre, 2006). Тем не менее, действительно, после многочисленных «недипломатичных» заявлений А. Либерман успешно занял в израильской политике ту «нишу» ультраправого спектра, на которую ранее претендовал израильский политик Р. Зеэви, предлагавший регулируемый «трансфер» арабов из Израиля и «удерживаемых» территорий.

Причина того, что А. Либерман воспринимается многим европейскими журналистами как один из экстремистских и националистически настроенных израильских политиков также заложена в национальных и культурных различиях представителей разных стран в подходах к демократическим институтам и поведению государства как актора на международной арене. Данное негативное восприятие многими европейскими журналистами А. Либермана как enfant terrible израильской политики в действительности демонстрирует в контексте развития глобальных процессов противоречия между регионализмом и культурными особенностями с одной стороны, и универсальным дискурсом, с другой стороны, между национальными государствами и наднациональными институтами, традиционными сообществами и транснациональным корпорациями. Так, например, Израиль, в своём стремлении противостоять вызовам глобализации как угрозе национальному суверенитету и национальной безопасности, осуществляет политику унилатерализма, а многие государства-члены Европейского Союза осуществляют политику создания нового типа наднационального государства, мультикультурализма и толерантности в её либеральном толковании.

Однако, несмотря на отрицание сходства с европейскими правыми радикалами, руководство партии НДИ действительно рассматривает многих европейских ультраправых как стратегических союзников. Так, в сообщении пресс-службы партии «Наш дом Израиль» относительно сотрудничества НДИ с партиями «Национальный альянс» (Италия) и Партией свободы (Австрия), а также объединением правых партий Европы, заявлялось, что «объединение правых партий Европы – организация, основной целью которой является сохранение национальной идентификации государств, входящих в Европейский Союз, на фоне глобализации и стирания границ в Европе […] подавляющее большинство представителей правых партий, входящих в это объединение, занимают активную произраильскую позицию и выступают против исламского фундаментализма и террора во всех его проявлениях» (Сообщение…, 2002).

Впрочем, не только А. Либерман был замечен в сотрудничестве с европейскими ультраправыми: лидер партии «Демократический выбор» и депутат Кнессета от леволиберального блока МЕРЕЦ Р. Бронфман также в течении многих лет поддерживал контакты с лидером австрийской Партией свободы Й. Хайдером и бывшим генеральным секретарём партии П. Сихровски (Sichrovsky), а также с другими членами этой партии. Так, Р. Бронфман в интервью в августе 2001 г. указывал, оправдывая своё сотрудничество, что Партия свободы «основана на двух столпах: ностальгии по национальной гордости, ошибочно ассоциируемой с периодом Третьего рейха и представлении социальных и экономических интересов местного [австрийского] населения» (цит. по: Shavit, 2003). Таким образом, данное более чем странное сотрудничество ярко символизировало радикальное мышление не только ультраправого лидера НДИ, но и Р. Бронфмана как представителя «русскоязычных» израильских ультралевых.

Однако не следует приписывать эксцентричные высказывания А. Либермана относительно вариантов стратегии урегулирования арабо-израильского конфликта только его «право-радикальным» и «националистическим» взглядам в области внешней политики. Как отмечает З. Ханин, «первоначально НДИ делила с «Ликудом» умеренно-правую нишу, одновременно конкурируя на общинной улице с «центристской» ИБА, а затем, в 2001–2003 гг., сдвигается резко вправо. После выборов 2003 г., признав […] этот эксперимент неудачным, НДИ возвращается в правоцентристскую часть политического спектра, сумев, как показали выборы 2006 г., сохранить большую часть своего «твердого правого общинного ядра» (Ханин, 2006с, С. 271). При этом А. Либерман играет и на имперских чувствах русскоязычных израильтян как «спасителей отечества», рассматривая русскоязычную общину как силу, способную не допустить «капитуляции Израиля» (цит. по: Капитонов, 2002а). По словам А. Либермана, «именно нашу общину, как никакую другую, проблемы общенационального масштаба тревожат гораздо глубже, чем многие трудности и неурядицы. Люди с трудом сводят концы с концами, над головой многих висит дамоклов меч увольнения, а говорят исключительно об обеспечении безопасности, арабском терроре, Арафате и его бандах, но никак не о своих личных, узких интересах» (цит. по: Кравчик, 2003). Более того, «партия НДИ, да и партия ИБА доказали, что репатрианты из России стремятся и вполне в состоянии приняться за решение общеизраильских проблем» (Либерман, 2005, С. 189). Таким образом, партия НДИ осталась в качестве единственной «русской» партии Израиля, поскольку строила свою предвыборную программу не на сугубо узкосекторальных реальных социальных, экономических, правовых и иных проблемах новых репатриантов из бывшего СССР, а на общеизраильских проблемах, в первую очередь, связанных с палестино-израильским конфликтом. Тем самым, руководство партии НДИ не предоставляет реальных средств интеграции русскоязычных репатриантов в израильское общество, а предлагает своим избирателям солидаризироваться с Государством Израиль и израильским обществом сугубо на основе «борьбы с арабским террором» и стратегии противостояния дальнейшему урегулированию арабо-израильского конфликта. Данный факт пребывания в настоящее время в «большой» израильской политике единственной «русской» партии, руководство и рядовые избиратели которой исповедуют ультраправые взгляды, свидетельствует о значительном потенциале интолерантности среди новых репатриантов из стран бывшего СССР.

По результатам выборов в Кнессет 18-го созыва 2009 г. НДИ стала третьей по величине партией в Израиле, получив 15 депутатских мандатов. Несмотря на то, что русскоязычные израильтяне составляют основной электорат партии, среди депутатов Кнессета 18-го созыва от НДИ оказалось 6 коренных израильских политика и 1 друз. Концепция внешней израильской политики А.Либермана в отношении проблемы урегулирования арабо-израильского конфликта в период после выхода из правящей коалиции Э. Ольмерта в 2008 г. и до вступления в правящую коалицию Б. Натаньяху в 2009 г. была основана только на отрицании соглашений, достигнутых на конференции в Аннаполисе 27 ноября 2007 г. (Мэриленд, США) о необходимости незамедлительного продолжения переговоров с палестинцами об окончательном урегулировании статуса Иерусалима, возвращении палестинских беженцев на территорию Государства Израиль и границ будущего палестинского государства. Так, отвечая на вопросы избирателей, А. Либерман ещё раз прояснил свои взгляды: «когда говорят о двух государствах для двух народов, подразумевают полтора государства — для палестинцев, и полгосударства — для евреев. Все бесчисленные инициативы подразумевают, что будет создано палестинское государство без единого еврея, а Израиль станет двунациональным государством, где более 20% населения – арабы. Такая конструкция не выдержит проверки временем, и потому все эти планы обречены» (Либерман…, 2009).

Согласно коалиционному соглашению с Б. Нетаньяху, лидер партии НДИ А. Либерман получил пост министра иностранных дел Израиля, а заместителем министра иностранных дел стал депутат в Кнессете от НДИ, известный израильский дипломат Дани Аялон. Тем самым А. Либерман, превращённый в пугало стараниями леволиберальной израильской прессы, опроверг расхожее мнение, что «пришедшие в политику «русские» не смогли стать влиятельными политиками». После вступления в должность министра иностранных дел А. Либерман смягчил свою позицию и высказался в поддержку создания «жизнеспособного палестинского государства» (Lieberman, 2009). Однако, заняв пост министра иностранных дел Государства Израиль, А. Либерман так и не смог предложить релевантной концепции урегулирования арабо-израильского конфликта. Так, 7 апреля 2009 г. на заседании Центра партии «Наш дом Израиль» в иерусалимской гостинице «Шалом» А. Либерман заявил: «следует признать, что переговоры с палестинцами зашли в тупик и необходимо выработать новую концепцию. Разработка взвешенной политической программы займёт определённое время; так что никто не должен стоять за спиной у правительства с секундомером в руке» (Заседание…, 2009). Однако, несмотря на давление администрации президента США Б. Обамы и госсекретаря США Х. Клинтон с целью ускорить палестино-израильские переговоры относительно статуса Иерусалима и границ независимого палестинского государства, за прошедший год с момента занятия должности главы израильского МИД, А. Либерман так и не внёс оригинальных конструктивных предложений относительно урегулирования арабо-израильского конфликта, обвиняя в срыве ближневосточного мирного процесса Палестинскую национальную администрацию: «прослеживается чёткий диссонанс в том, что сделало правительство Израиля и Палестинской автономии за последний год […] в таких условиях очень сложно говорить о продвижении к миру» (Либераман…, 2010). Таким образом, следует предположить, что, исполняя обязанности министра иностранных дел, А. Либерман и его последователи проявляют не свойственную им умеренность, и не озвучивают своих праворадикальных и, вместе с тем, оригинальных, концепций относительно способов урегулирования арабо-израильского конфликта.

Подводя итоги изучению внешнеполитических приоритетов «русских» партий Израиля в контексте арабо-израильского конфликта, следует отметить, что появление в конце 1990-х гг. трёх русскоязычных парламентских партий следует трактовать как ещё одно свидетельство фрагментации израильской партийной системы. Функционирование секторальных «русских» партий в израильской политической жизни в условиях её «атомизации» на рубеже XX-XXI вв. способствовало развитию ситуации, когда усилилось влияние миноритарных и малых партий на внешнюю политику израильского правительства. Следует также отметить, что многие из лидеров «русских» парламентских партий Израиля апеллировали к международным политическим и парламентским связям, а также иностранным, в том числе российским СМИ, и использовали их в качестве средства давления на политических конкурентов, чтобы добиться стратегического преимущества по ключевым внешнеполитическим проблемам, либо тактического преимущества по частным вопросам.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ и ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бовин А.Е. Пять лет среди евреев и мидовцев. – Москва: Захаров, 2003. – 576 с.
2. Вишневский Б. Буря в пустыне обетованной: Шарону не простили «размежевания» // «Новая газета» от 24 ноября 2005 г.
3. Гейзель З. Политические структуры государства Израиль. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001. – 390 с.
4. Дружбинский В. Страна надежд и иллюзий // Зеркало Недели (Украина). – № 21 (396). – 8-14 июня 2002 г.
5. Европа стремится подставить Израиль: Интервью Авигдора Либермана австрийскому журналу «Профиль» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Партии «Наш дом Израиль» от 29 апреля 2007 г. Режим просмотра: http://www.ndi.org.il/88/655/article.html
6. Заседание Центра партии «Наш дом Израиль» [Электронный ресурс] // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль» от 10 апреля 2009 г. Режим просмотра: http://www.ndi.org.il/6/3427/article.html
7. Израиль сегодня // «Еврейский Обозреватель» (Киев). – №24/43. – Декабрь 2002 г.
8. Ирлин С. Быть депутатом Кнессета очень интересно: интервью с депутатом израильского парламента Юрием Штерном // «Еврейская газета» (ФРГ). – № 12 (40). – Декабрь 2005 г.
9. Капитонов К. (а) Роман Бронфман: «надо создать границу»: интервью с израильским политиком // The Yonge Street Review. – Еженедельная газета (Канада). – №179 от 28 февраля 2002 г.
10. Капитонов К. (b) Авигдор Либерман: «Мы не допустим капитуляции Израиля!» // «Время МН» от 5 декабря 2002 г.
11. Капитонов К. Роман Бронфман, человек со стилем // Газета «Еврейские новости» (Москва). – № 8(32) от 5 марта 2003 г.
12. Капитонов К.А. Авигдор Либерман – человек, сделавший себя… [Электронный ресурс] // Интернет-портал Института Ближнего Востока (Москва) от 15 декабря 2005 г. Режим просмотра: http://www.iimes.ru/rus/stat/2005/15-12-05.htm
13. Конторер Д. Ultima Thule: Другая карьера Бронфмана // «Вести» (Израиль) от 4 июля 2002 г.
14. Кравчик Е. 100000 «русских»: «Наш дом Израиль». Как блок Национальное единство сабр интегрировал // «Новости недели» (Израиль). – №3694 от 13 февраля 2003 г.
15. Кузнецова Т. Уничтожать или договариваться? // «Аргументы и факты» – № 16 (1225) от 21 апреля 2004 г.
16. Либерман А. Ничего, кроме правды. – Тель-Авив: Издательство «Иврус», 2005. – 367 с.
17. Либерман отвечает на вопросы избирателей (видео) [Электронный ресурс] // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль» от 1 февраля 2009 г. Режим просмотра: http://online.ndi.org.il/video.php
18. Либерман напомнил Обаме о независимости Израиля. «Встречи с прессой» Второго канала ИТВ. [Электронный ресурс] // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль» от 11 апреля 2010 г. режим просмотра: http://ndi.org.il/9/6437/article.html
19. Лукин В. “Наши” на Земле обетованной // Киевский ТелеграфЪ. – №21 от 1 июня 2001 г.
20. Масюкова И.В. Иммигранты из стран СНГ в Израиле и проблема ближневосточного урегулирования // Ближний Восток и современность. Сборник статей (выпуск шестнадцатый) / Отв. ред. М.Р.Арунова. – М.: Институт востоковедения РАН, 2002. – C. 142-149.
20. Маркиш Д. Нужный министр на нужном месте // Лехаим (Москва). – №11 (115). – Ноябрь 2001 (Хешван 5762).
21. Маркиш Д. Либерман открывает Америку // «Еврейское Слово» (Москва). – 2006. – №47(320).
22. Овсепян Н. Роман Бронфман: интервью газете «Новое Время» // «Новое Время». – №52 от 29 декабря 2002 г.
23. Открытое письмо Авигдора Либермана главе правительства Ариэлю Шарону // Алеф. Ежемесячный международный еврейский журнал. – №927. – Ноябрь 2003 г.
24. Правов А. Страсти вокруг Стены // Парламентская газета. – № 150(1522) от 17 августа 2004 г.
25. Программа партии «Наш дом Израиль»: Безопасность и общественный порядок [Электронный документ] // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль» от 20 декабря 2006 г. режим просмотра: http://ndi.org.il/53/17/article.html
26. Реакция пресс-службы партии НДИ на статью Ш. Громана «Упущенный шанс Авигдора Либермана» // Газета «Вести» (Израиль) от 29 ноября 2001 г.
27. «Речь идет не об уступках, а об обмене»: Готов ли лидер НДИ «разделить Иерусалим»? Эксклюзивное интервью. [Электронный ресурс] // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль» от 16 февраля 2007 г. Режим просмотра: http://ndi.org.il/92/455/article.html
28. Сообщение Пресс-службы партии «Наш дом Израиль»: НДИ и объединение правых партий Европы [Электронный ресурс] // Интернет-портал «Седьмой канал» (Израиль) от 3 июля 2002 г. Режим просмотра: http://www.7kanal.com/news.php3?id=23063
29. Степанов А. Роман Бронфман: словно прижатые к стене // Труд. – №36 от 1 марта 2002 г.
30. Терехов А. Авигдор Либерман: «Доверия к ООН у нас нет» // «Независимая Газета» от 17 ноября 2003 г.
31. Тольц М. Выходцы из СССР в Израиле: демографические изменения [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. – № 41-412 от 22 февраля-7 марта 2010 г. Режим просмотра: http://demoscope.ru/weekly/2010/0411/tema01.php
32. Ханин В. (З). «Русские» и власть в современном Израиле. Становление общины выходцев из СССР/СНГ и ее роль в политической структуре страны на рубеже XX и XXI веков. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003. – 224 с.
33. Ханин В. (З.) «Русские» партии в Израиле: предпосылки создания и факторы влияния // «Евреи Евразии». Информационно-аналитическое издание Евроазиатского Еврейского Конгресса. – № 1 (5). – Январь-Март 2004 г.
34. Ханин В. (З.) (а) Коалиция имени Либермана: партийно-политический расклад [Электронный ресурс] // Интернет-портал Института Ближнего Востока (Москва) от 4 декабря 2006 г. Режим просмотра: http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/27-11-06a.htm
35. Ханин З. (b) Оранжевый реванш или синяя революция? [Электронный ресурс] // Вестник Еврейского Агентства. – Апрель 2006 г. Режим просмотра: http://www.jafi.ru/JewishAgency/Russian/Delegations/Moscow/Sochnouton/
36. Ханин В.(З.) (c) «Русская» община, выборы и власть в Израиле: итоги и перспективы // Сборник «Ближний Восток и современность». / Ответственный редактор А.О.Филоник. – Выпуск 29. – М.: ИБВ, 2006. – C. 245-274.
37. Цепь близка к замыканию … Но взрыватель – в руках Арафата // Московские Новости. – №51 от 18 декабря 2001 г.
38. Эпштейн А., Владимиро А., Солопова Т. Электоральные предпочтения выходцев из СССР/СНГ в Израиле и арабо-израильский конфликт: психология и политика // Ближний Восток и современность. Сборник статей (выпуск двадцать первый). – М.: Институт востоковедения РАН, 2004. – С. 150-174.
39. Эпштейн А.Д. Израильское общество и политическая система после реализации «плана размежевания» [Электронный ресурс] // Интернет-портал «Время Востока» от 21 сентября 2005 г. Режим просмотра: http://www.easttime.ru/analitic/1/3/16.html
40. Эпштейн А. Вице-премьер Авигдор Либерман // «Международная Еврейская Газета» (Москва) от 24 ноября 2006 г.
41. Barari H.A. Israeli politics and Middle East Process, 1988-2002. – NY: Rotlegecurzone, 2004. – 201 p.
42. Bishara A. Ministry of strategic threats // Al-Ahram Weekly. – Issue No.818. – 1-7 November 2006.
43. Dusi E. Solomon’s temptation: A fence around Palestinians // Asia Times. – 4 April, 2002.
44. Knesset Elections Results [Электронный документ] // Интернет-портал Кнессета. Режим просмотра: http://knesset.gov.il/description/eng/eng_mimshal_res.htm
45. Israeli minister: Send all Hamas leaders to ‘paradise’ // Turkish Daily News. – Sunday, 19 November, 2006.
46. Kissinger Н. What’s Needed from Hamas // The Washington Post. – 27 February, 2006.
47. Lieberman: I support creation of viable Palestinian state // Haaretz. – 2 March, 2009.
48. Myre G. Israeli Official Discusses Iran And His Controversial Agenda. // The New York Times. – 7 December, 2006.
49. Netanyahu: Lieberman campaign against Israeli Arabs is ‘legitimate’ // Haaretz. – 6 February, 2009.
50. Shavit A. The Meretz man and the Austrian right // Haaretz. – 1 March, 2003.
51. Steele J. The return to power of Avigdor Lieberman and his anti-Arab racism is a mark of the point Israeli politics has now reached // The Guardian. – 3 November, 2006.
52. «Table B.1 – Population» [Электронный документ] // Monthly Bulletin of Statistics, December 2009, The State of Israel. The Central Bureau of Statistics. Режим просмотра: http://www.cbs.gov.il/www/yarhon/b1_e.htm
53. «Table 2.24 – Jews, by country of origin and age» [Электронный документ] // Statistical Abstract of Israel, 2009, The State of Israel. The Central Bureau of Statistics. Режим просмотра: http://www.cbs.gov.il/shnaton60/st02_24x.pdf
54. The Platform of Yisrael B’aliya – Israel on the Rise Peace [Электронный документ] // Elecions for the 16th Knesset 28.01.2003. Интернет-портал Кнессета. Режим просмотра: http://www.knesset.gov.il/elections16/eng/lists/plat_9-e.htm

Источник: Внешнеполитические инициативы в парламентской деятельности «русских» партий Израиля в контексте арабо-израильского конфликта // Путь Востока. Культура. Религия. Политика: Материалы XI и XII Молодежных научных конференций по проблемам философии, религии, культуры Востока. / Отв. ред. А.Д.Зельницкий, Е.А.Кий. – СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2010. – С. 242-245.

©

Вместе с этим читают:
Доктрина Щаранского
Израильский парламентаризм
Восстановление советско-израильских дипотношений

просмотров: 153
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!