БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ США В 1967 г.

Реклама
 

Американские дипломаты во время шестидневной войны

Syrian airplain crush
 

После 1948 года многие факторы закрепили произраильский курс ближневосточной политики США. Активизация американской внешней политики и дипломатических инициатив на Ближнем Востоке была вызвана ослаблением регионального влияния Соединенного Королевства и опасением, что создавшийся некий геополитический вакуум будет заполнен СССР. Помимо борьбы за сферы влияния с Советским Союзом, внешняя политика и дипломатические инициативы США традиционно преследовали две стратегические цели: установление контроля над энергетическими ресурсами и распространение своего регионального влияния через укрепление безопасности своих стратегических союзников. Вплоть до 1967 года ближневосточная политика США была ориентирована на арабские страны, а не на Израиль. Но представители Госдепартамента рассматривала Израиль как региональную державу. Тем не менее, до 1968 года вооружение израильской армии было, в основном, французского происхождения.

Нежелание радикальных арабских лидеров идти на компромисс с еврейским государством не предоставляло США многочисленные возможности для миротворческих дипломатических инициатив. Более того, из-за массового бегства палестинцев в результате войны 1948 года и нахождения палестинцев до 1967 года под контролем трех государств — Израиля, Иордании и Египта, который контролировал до 1967 года сектор Газа и из-за поздно сформировавшегося самостоятельного палестинского национального движения, многие американские дипломаты и государственные деятели рассматривали ближневосточный конфликт как лишь конфликт Израиля с арабскими государствами.

Когда Дж.Ф. Кеннеди стал президентом, он предоставил Израилю современное оружие и он же разработал политику Соединенных Штатов по поддержанию регионального военного превосходства Израиля. Исследуя основы американо-израильского стратегического партнерства, Уоррен Басс утверждает, что его основой стало военное сотрудничество между двумя странами. «Эта сделка в 1962 году, — пишет Басс, ― стала началом самого дорогостоящего и интенсивного военного сотрудничества в послевоенную эру, повлекшего многомиллиардные расходы и соответствующие дипломатические последствия». Следовательно, сделка с продажей ракетных комплексов «Хоук» стала основой в утверждении Басса о том, что именно Кеннеди был отцом американо-израильского альянса.

В свою очередь, эксперты Госдепартамента по Ближнему Востоку не видели никаких веских оснований для США менять свою военную политику в отношении Израиля. Но Кеннеди одобрил сделку с продажей ракет «Хоук», которую Эйзенхауэр отказался одобрить двумя годами раньше. Каковы же были причины, побудившие США столь радикально изменить свою ближневосточную политику, несмотря на многочисленные протесты? Однако, «кажется, — пишет Басс, — что Кеннеди одобрил продажу системы ПВО Израилю в противоречии со своей рассудительностью и логикой — он в конечном итоге устал от систематического и постоянного преувеличения Израилем египетской угрозы и, в частности, способности заместителя министра обороны Шимона Переса натравливать Пентагон и СНБ на Госдепартамент, основанной на прекрасном знании внутренних разногласий в администрации». Более того, в 1962 году Кеннеди конфиденциально сказал израильскому министру иностранных дел Г. Меир, что их страны были де-факто союзники, и незадолго перед его убийством, Кеннеди гарантировал территориальную целостность Израиля в письме премьер-министру Леви Эшколю. Это развитие израильско-американских отношений придало большей части еврейской общины США больше самоуверенности, амбиций и даже высокомерия.

Несмотря на активную дипломатическую деятельность в ООН и вне этой организации, в частности, во время переговоров с представителями Госдепартамента и администрацией президента США, 5 июня 1967 года Израиль атаковал Египет, что послужило началом Шестидневной войны. Затем начались военные действия. В течении шести дней июня 1967 года израильские военные воздушные и наземные силы атаковали армии Египта, Сирии и Иордании (область к западу от реки Иордан), включая Восточный Иерусалим.

Правительство Израиля подготовило письмо президенту США Джонсону, в котором уверяло его, что Израиль, в изложении американского посла в Израиле Валворта Барбоура (Walworth Barbour): «не имеет намерений <…> извлечения выгоды <…> из сложившейся ситуации с целью увеличения собственной территории, [и] питает надежды восстановление мира в пределах существующих границ». Но скоро пришел запрос от Дэвида Броди (David Brody), директора американской еврейской филантропической организации Бней Брит (B’nai B’rith), чтобы Джонсон не упоминал «территориальную целостность» в его публичных заявлениях о войне. И только тогда, когда Шестидневная война грозила перерасти в конфронтация США и СССР, американское правительство начало использовать «любой дипломатический ресурс» чтобы убедить Израиль заключать перемирие с Сирией, которое было заключено 10 июня 1967 г.

Шестидневная война превратила Израиль в главную военную державу на Ближнем Востоке. Мощь Израиля была основана на американских капиталах, французском вооружении и обученных военных. Война также установила статус Израиля как американского стратегического партнера в регионе Ближнего Востока.

Рассматривая последствия Шестидневной войны на американскую ближневосточную политику и дипломатические инициативы США, следует отметить, что Шестидневная война стала дипломатическим бедствием для Соединенных Штатов. Шестидневная война привела к отчуждению арабских стран Ближнего Востока от США, поскольку Л. Джонсон уверил арабских лидеров, что Израиль не будет нападать на арабские страны и что он выступил бы против агрессии. Тем не менее, он никогда не призвал Израиль, чтобы тот отошел с оккупированных территорий или решил палестинскую проблему. Наоборот, Соединенные Штаты предоставили Израилю существенную помощь, включая дипломатическую поддержку, которая облегчила израильское завоевание.

Последствия июньской войны 1967 года повлияли на существенное увеличение военного присутствия СССР в ближневосточном регионе через массированные поставки советского оружия армиям Египта, Сирии, Ирака, Алжира и Ливии, и, соответственно, привели к включению этих влиятельных стран Ближнего Востока в сферу влияния Советского Союза. В итоге, стратегическая политика США, ориентированная на заигрывание с арабским национализмом, не принесла существенных преимуществ американским политикам и дипломатам. Однако президент Л. Джонсон имел другую точку зрения на происходящие события: он стремился развивать стратегические отношения с Израилем, основанные президентом Кеннеди, против Советского Союза.

Результаты Шестидневной войны не принесли стабильность Ближнему Востоку. В течение трех последующих лет СССР поставлял Египту современное оружие. СССР также вступил в тесное сотрудничество с Сирией и ООП. Соединенные Штаты также поставили Израилю большое количество оружия и самолетов. Военная помощь США Израилю исчислялась в сумму почти в полтора миллиарда долларов США. Согласно историку Н. Сафрану, это «составляло самую высокую долю американской помощи, предоставленной любой стране в отношении к количеству жителей страны».

Несмотря на победу Израиля в арабо-израильской войне 1967 года, Ближний Восток продолжал оставаться крайне нестабильным и данная ситуация противоречила интересам представителей Госдепартамента США. В это время Израиль и Египет вели войну истощения по границе Суэцкого канала, а Израиль совершал воздушные налеты на территорию Египта и бомбил египетские гражданские объекты, а советские пилоты и ракетные комплексы участвовали в защите Египта. Многие дипломатические инициативы США становилась безуспешными из-за искусственно изобретенной или односторонне принятой ошибочной формулы для дипломатических действий — примером тому может служить инициатива мирного урегулирования Роджерса (1969 г.). Однако план мирного урегулирования ближневосточного конфликта государственного секретаря США Уильяма Роджерса, предложенный декабре 1969 г., представлял только одно направление ближневосточной политики администрации Никсона.

Другое направление ближневосточной политики США было представлено советником по национальной безопасности (в дальнейшем госсекретарем) Генри Киссинджером. Государственный департамент полагал, что ключевой проблемой было нежелание Израиля вывести войска с оккупированных территорий. Однако Киссинджер рассматривал Ближний Восток как арену соперничества сверхдержав и полагал, что израильская победа в 1967 г. ознаменовала поражение Советов, и он активно выступал против мирного урегулирования, стремясь доказать арабским режимам, что нормализация отношений с США должна стать предварительным условием к дипломатическому продвижению мирного процесса. Так, в полном соответствии с намерениями Киссинджера, иорданская мирная инициатива, переданная Г. Киссинджером в 1973 году с молчаливого американского одобрения была отклонена Израилем, который не был заинтересован потерять контроль над Западным берегом.

Вознаграждение от США для Израиля последовало в виде щедрого потока вооружений, помощи и тайных договоренностей, направленных администрацией президента Никсона во время его президентства (1969-74). В это время американская внешняя политика на Ближнем Востоке подверглась нескольким важным изменениям. Американская повестка дня включила: (1) сдерживание советского влияния; (2) поддержание должной безопасности и благосостояния Израиля; (3) обеспечение доступа американского бизнеса к инвестиционным и другим важным экономическим проектам, а также обеспечение свободной транспортировки нефти из нефтедобывающих стран Персидского Залива.

Новый компонент к повестке дня американской ближневосточной политике во время правления администрации президента Никсона был добавлен Генри Киссинджером, советником президента Р. Никсона по вопросам национальной безопасности, который полагал, что американская внешняя политика должна продвигать демократизацию ближневосточных государств. Он полагал, что демократические государства будут более склонны разрешать внешнеполитические конфликты с другими государствами с помощью взаимоприемлемого компромисса. Применительно к ближневосточным реалиям это гипотетическое предположение подразумевало, что Соединенные Штаты должны продвигать демократизацию, чтобы обеспечить арабо-израильский мир, который, в частности, обеспечил бы национальное самоопределение для палестинцев.

©

Вместе с этим читают:
США в Суэцком кризисе
Арабо-израильский конфликт 1956 г.
Ближневосточная дипломатия США в 1973 г.

просмотров: 26
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!