ТОМАС КАРЛЕЙЛЬ

Социальные воззрения Томаса Карлейла

Томас КарлейльШотландский кальвинист, сельский учитель Томас Карлейль (1795—1881) прославился как биограф французской революции, написанной под влиянием немецкой романтики. В своей работе он использовал секуляризованный принцип избранности (Elect), свойственный кальвинизму. В идее избранности лидеров усматривается кальвинистская идея об предопределении к власти Божьих избранников.

Критика Карлейла вульгарности и жестокости индустриального общества имеет много общего с критикой индустриального общества со стороны социализма, и даже Энгельс в молодости написал восторженный отзыв о сочинении Карлейля «Past and Present». Взгляды Карлейла были схожи со взглядами Сен-Симона, так как Карлейл, как и Сен-Симон, видел в технологической революции новую возможность начать новое общественное устройство.

Карлейль отрицает универсальные принципы французской революции. Он ужасается от мысли при возможности равноправия как следствия этих принципов. Карлейль исследует политические и социальные последствия промышленной революции. В его анализе можно усмотреть влияние немецких романтиков. Промышленная революция и последующая за ней политическая революция, основывающаяся на правах человека и гражданина, расшатала солидарность и политическую идентификацию с феодальным режимом. Вместо органической системы общества, в которой каждый человек привязан к ближнему множеством взаимозависимых связей, появляется общество, в котором исчезают все связи. Остается единственная связь – финансовая связь, связь наличными (cash-nexus).

Одиночка превращается в атом, отрезанный от всех общественных связей, когда только утилитарная связь связывает людей, а утилитарное учение становится критерием для морали и деятельности государства. Индустриальное общество — это общество дегуманизации, либерального этоса, освящающего образ жизни, который является следствием индустриальной революции, который порочен, безнравственен и должен исчезнуть.

Реклама
 

Для того, чтобы выжить, надо двигаться и не обращать внимания, что иные в этом движении оказываются на обочине. Помогать им не рекомендуется, и освободиться при этом от моральных терзаний и сомнений. Буржуазное равенство — выжить в условиях острой конкуренции в погоне за прибылью, за её максимализацией — удел немногих. Основная масса граждан при капитализме обречена на посредственное существование в качестве лиц наемного труда. Капитализм — общество равных возможностей для всех, но неравных условий их реализации при поразительном неравенстве получаемых результатов. О полном раскрепощении всех граждан капиталистического общества представители либеральной идеологии никогда не мечтали и заботились лишь о том, чтобы порыв к раскрепощению присутствовал в общественной морали. Независимо от результатов, наличие такой целеустремленности как господствующей тенденции создает иллюзию близкого счастья для всех и реального жизненного успеха для немногих. Это не самая справедливая общественная атмосфера, но она подпитывает общество постоянной мобилизованностью и целеустремленностью, которые необходимы для социального равновесия.

Капитализм есть рациональное регламентирование стремления к наживе и денежной выгоде. Действующий индивид — буржуазный предприниматель, жаждущий власти, чтобы укрепить основания, максимально способствующие реализации его коммерческо-корыстных целей. Материальное приобретения за счет духовного совершенствования, рамки общественного поведения — страсть к наживе — главный мотив человеческой деятельности, нарушение этих правил попадало в категорию антиобщественного поведения. В первых своих формулировках либерализм отстаивал право индивида на материальную выгоду и необходимость добиваться ее все более активно. Приобретательство и адекватное вознаграждение усилий, социальная справедливость в отношении к предпринимающему субъекту. При этом подчеркивалась необходимость строгого соблюдения законов, существующих в обществе. Правонарушения несовместимы с обликом добропорядочного гражданина, а этика законопослушания — одно из условий добропорядочной жизни.

Мышление Карлейля направлено к средним векам, к их идеализации, как критерию для нового основания человеческого общества. Несмотря на то, что в обвинениях Карлейля по отношению к узкому утилитарному экономическому либерализму есть много правды, а именно, что под влиянием индустриальной революции сторонники утилитарного учения видели лишь один аспект жизни — экономическую деятельность — как будто экономическая ориентация может послужить единственным критерием для всех аспектов жизни. В результате искажения всех ценностей человеческой жизни, которые не могут быть выражены в постоянных переменных, модель экономического рынка превратилась в единственное содержание человеческой жизни, и в результате искажения различия между государством и экономикой в значительной степени пострадала система идей, с помощью которой можно найти выход из затруднительного состояния, в котором оказались одновременно общественная жизнь и общественная мысль.

Вместо модели, основанной на принципах равенства и универсальности, следует, по мнению Карлейля, вернуться иерархическому образцу средних веков, только которой сможет возвратить порядок и справедливость в образ жизни массового общества. Следует заново создать новую общественную аристократию, укорененную в новой промышленной действительности и способную действовать в современном обществе. Новая общественная аристократия будет нуждаться в новом общественном мифе, функция которого сравнима со старым феодально-церковным мифом. Эта аристократия станет манипулировать мифом и создаст новые общественные связи, подобные вассальным в феодальную эпоху. Индустриальный патернализм создаст заново органическое иерархичное общество, основанное на меритократии, аристократии индустриально-экономической мощи.

Новые лидеры освободят общество от политического хаоса, в который общество находится по вине либерализма. Новые лидеры совместят принцип лидерства и идентификации, экономическую силу и политическую мощь, и освободят общество от бессилия и посредственности, характеризующие политическое руководство либерального общества.

История, по мнению Карлейля, это проявление вечной битвы между посредственностями и лидерами-героями. Герои и великие люди создают историю. Все человечество лишь объект, на котором они применяют свои действия. Лидер-герой оказывает влияние на поколения своей эпохи и последующих эпох.

Однако в воззрениях Карлейля есть определенное внутреннее противоречие. Если ранее историю создавали герои и выдающиеся люди, то теперь сама индустриальная революция изменила историю и внесла глубокие общественные изменения. Но сама индустриальная революция не была результатом действий героя, а кумулятивным результатом анонимных действий.

©

просмотров: 62
Реклама

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.