ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ

Реклама
 

Идеология как ложное мышление

IdeologyИдеология составляет совокупность моральных взглядов, эмпирических убеждений и логических рассуждений, которые позволяют индивиду составить ментальный (лат. mental — умственный) порядок опыта относительно политической практики. Идеология предоставляет объяснение настоящего, будущего и прошлого, интерпретирует его, в соответствии со своими специфическими требованиями. Поэтому политическая идеология оказывает весьма существенное влияние на общество. Многие идеологии имеют различные ценности, а также несовместимые объяснения этих ценностей.

Идеология отрицает нравственно-этический характер человеческого действия: идеолог отрицает первородный грех ― понимание того, что человеческие слабости и их моральное оправдание связаны с неизбежным злом в мире. Более того, сторонники той или иной идеологии полагают, что нравственность можно подчинить какой-либо господствующей общественной или политической задаче. Так, профессор политологии Кельнского университета Уильрих Матц полагает, что идеология есть в принципе религиозно мотивированная, секуляризированная ориентация, которая революционна по отношению к повседневности.

Представители марксистского подхода описывают идеологию как якобы объективную форму мышления, в которую проникают классовые интересы. Согласно марксистскому подходу, идеологии являются зависимыми переменными от экономической структуры классового общества, а правящий класс использует идеологию для укрепления своего положения. Согласно марксисткой концепции, не существует «объективной» политической идеологии, поскольку каждый класс имеет свои социально-экономически обусловленные представления о политической практике.

Немецкий социолог и философ Карл Мангейм (1893-1947 гг.) в труде «Идеология и утопия» утверждал, что идеология вносит заведомо искажённые представления и понятия о действительности, а идеологическая борьба и противостояние состоят из приёмов обмана и маневра, когда даже возможен переход к физическому устранению противника. Идеологи различных направлений, от ультраправых до ультралевых, отражали базисные тенденции современной истории — избирательно оправдывая их, они делали их более приемлемыми для восприятия массами, например, социал-дарвинизм или экономический либерализм. Понятие «идеология» поэтому означает «промежуточный феномен между простой ложью и ложным сознанием. Идеология вся относится к сфере психологических ошибок, которые, в отличие от преднамеренного обмана, не являются сознательными, а лишь непосредственно вытекают из определённых причинно-следственных факторов». Таким образом, идеология является пристрастным, заинтересованным отражением политической действительности и всегда выражает потребности действующих в политике акторов (лат. actor ― действующее лицо; деятель).

Политические идеологии, поэтому, ни истинны, ни ложны; они рациональны в смысле «относительной», «секуляризованной», условной рациональности. Во время перехода от традиционного общества к современному идеология является эффективным способом утверждать нечто с помощью апелляции к рациональности. Именно идеологии принимают самую активную роль в разрушении традиционных политических структур, изменяют «видение» повседневности, способствуют установлению новых форм объединения людей вместо религии, обещающей людям примирение и блаженство по ту сторону повседневной жизни.

Идеология направляет внимание на то, чтобы граждане искали решения всех своих проблем в земной жизни, изменяя, преимущественно, с помощью реформ или революций, условия своего существования. Идеология основана на вере в идеи, равно как и в способность человека, опирающегося на них, преобразовывать мир. Установившись как доминирующая (преобладающая), политическая идеология превращается в миф. Тезисы этой идеологии, обосновывающие идеологические постулаты, непримиримы с любой другой точкой зрения, а после их реализации ― ненаучны, так как применяют всё искусство своей доказательности на оправдание того, что случилось и что есть, на продление и закрепление успеха победившей стороны, или же на составление новых программных действий для стороны, готовой взять реванш. Так, например, лозунг повышения минимального уровня заработной оплаты выгоден, в основном, организованным профсоюзам, а не массам неорганизованных трудящихся. Парадоксально, но вопреки стереотипам, генералитет вовсе не «жаждет войны» — начало военных действий, как правило, одобряет под воздействием пропаганды милитаризма неофицерский командующий состав (капралы и сержанты), несмотря на то, что человеческие потери во время боевых действий наиболее высоки именно среди последних. Таким образом, воздействие идеологии способно оказывать деструктивное воздействие на коллективы и социальные группы.

От различных форм политической философии идеологию отличают следующие принципы: всеобъемлющее, ясное формулирование основополагающих предпосылок в фундаментальных трудах или программных документах; интегрированность относительно нескольких убеждений, таких как равенство или этническое превосходство, свобода или социальная иерархия; ориентация на активное действие или консенсус и ассоциация с организацией или партией. С другой стороны, в отличие от идеологии, политическая философия ориентирована на поиск принципов «хорошего» государства и общества. Для философии присущи эмпирически не опровергаемые, нормативные суждения, например, такие категории, как «идеальное общество» и «идеальный политический режим». Однако, как утверждал профессор социологии Колумбийского университета Чарльз Райт Миллс (1916-1962 гг.) в работе «Mass Society and Liberal Education» (1963), социальная и политическая философия способна превратиться в идеологию, а через неё в социальную действительность, посредством:
* оправдания существующих институтов и их функционирования — так либеральная идеология оправдывает «рыночную» экономику, несмотря на её структурную подверженность циклическим кризисам;
* формулировки идеалов, которые при самом разнообразном их изложении, как для элитарного, так и для массового потребления, становятся директивой к действию, обеспечивая цель политической активности. Так, попытка национал-социалистов завладеть жизненным пространством (Lebensraum) посредством присоединения новых континентальных территорий обусловила агрессивную внешнюю политику третьего Рейха в 1936-1945 гг.

Согласно мнению Миллса, идеология содержит теоретические основы процесса общественного развития, «смысла» истории, необходимости реформ или сохранения существующего порядка. Она предоставляет заранее готовые ответы на важнейшие вопросы.

Весь XX век из-за интенсивности идеологического противостояния можно назвать веком идеологического тоталитаризма. Каждая из сторон данного противостояния стремилась насадить свою идеологию силой и любыми средствами. Соревновались не только политические системы, но и идеологии, противоборствуя и взаимно сокрушая одна другую. Политические действия начинались с поиска врага, реального или вымышленного, в условиях тотального противостояния и борьбы с врагом. Идеологией начали пользоваться на всех уровнях противодействия, так как она является последним аргументом в пользу жизнеспособности или нежизненноспособности той или иной политической системы.

Однако в связи с завершением эпохи «холодной войны» следует утверждать о процессе деидеологизации ― логическом следствии единства технико-экономической природы современного общества. Как полагает профессор социологии Гарвардского университета Даниель Белл в работе «The End of Ideology», фактором «деидеологизации» является развитие науки, а также эмпирических исследований в области социальных и естественнонаучных отраслей знания, лишающих различные идеологии возможности быть «глобальными системами интерпретаций», ведущих к их плюрализму. Новейшая история, за которую никто из политиков и государственный деятелей не взял на себя ответственность, показывает свои зияющие провалы, в которых молодые поколения и даже исследователи не решаются искать «абсолютный» смысл. Крушение идеологий и крах интеллектуалов, которые в большинстве своём погрязли в разного рода тоталитаризмах, позволяет исследователям с лёгкостью «амнистировать» себя и накапливать вопросы без ответов, признавая их утратившими смысл. Однако, деидеологизированное общество — один из мифов современного мира. И, как отметил австрийский экономист, профессор Гарвардского университета Йозеф Шумпетер (1883-1950 гг.) в работе «Капитализм, социализм и демократия», «фондовая биржа ― слабая замена Священному Граалю».

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль II. Часть 8. СПб., 2008. 51 с.

©

Вместе с этим читают:
Авторитаризм
Тоталитаризм
Либеральная демократия

просмотров: 25
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!