ДЕМОКРАТИЯ В США И ВО ФРАНЦИИ

Французская и американская демократия

DemocracyНесмотря на то, что США и Франция являются демократиями, в этих двух старейших демократических режимах есть одновременно и некоторое сходство и различие. Различие между американской и континентальной (в первую очередь французской) ветвями демократии обусловлено разницей в моделях исторического развития.

Демократические режимы в США и во Франции возникли в XVIII веке. Их становление происходило в результате революционной борьбы под знаменами битвы с абсолютизмом и феодальным патронажем. Тем не менее, рассматривая развитие демократии в США и во Франции, приходится констатировать, что эти режимы в значительной степени отличаются друг от друга.

Сравнивая две модели демократии, французскую и американскую, следует отметить, что французские идеи демократического правления отличались от американских, так как французская демократия создавалась с целью «преобразовать» общество. И данная цель требовала создание во Франции сильного правительства при отсутствии, как в американских штатах, негативного отношения к чрезмерному вмешательству государства в социально-политические процессы и предложений ограничить государственную власть посредством расширения полномочий общественных ассоциаций и объединений.

Отцы-основатели американской государственности (Дж. Мейсон, Дж. Мэдисон, Б. Франклин, Т. Джефферсон) были воспитаны на христианской доктрине о грехопадении и видели перед собой удручающий пример их современников, циничных европейских интеллектуалов. Поэтому они пришли к выводу, что человек представляет собой неисправимого мятежника, которого необходимо контролировать. Для отцов-основателей человеческое существо было атомом, имеющим собственный эгоистичный интерес. Более того, они не верили в добрые намерения людей, однако полагались на потенциал сбалансированной политической конституции и минималистского государства, которое сможет усмирять бунтовщиков.

Отцы-основатели были интеллектуальными наследниками английского республиканизма семнадцатого столетия, разделяли взгляды о допустимости сопротивления деспотичному правлению и верили в народный суверенитет. Если они и боялись поощрять демократию черни, то они также понимали, какая опасность исходит от радикальных правых монархистов. Испытав нелегкую революционную борьбу с метрополией (Англией), они не были согласны последовать выводам английского философа Томаса Гоббса (1588-1679 гг.), согласно которому любая власть хороша с целью положить конец анархии и террору «естественного состояния».

Они были осведомлены о том, что варианты военной диктатуры и возвращение к монархии всерьёз обсуждались в некоторых кругах — первый среди неоплачиваемых и озлобленных армейских офицеров, последний среди богатых и влиятельных предпринимателей Севера. Демократические идеи были популярны, в большей степени, среди обездоленных и угнетённых классов, среднего класса в процессе становления и даже некоторых слоёв старой, отчужденной аристократии. Однако демократические идеи не были присущи привилегированному классу, представители которого всё ещё пользовались преимуществами, приобретёнными со времён колониального прошлого.

Не желая отказываться от республиканских принципов, отцы-основатели также не стремились искоренять предрассудки людей. Поэтому принципом построения новой республики стало убеждение, согласно которому власть правительства должна основываться на народном доверии. И это было общепринятым убеждением среди отцов-основателей и большинства американцев, так как если правительство не основывается на народном доверии, из какого другого источника правительство может черпать свою легитимность?

Основная цель демократии в Америке ― гарантия индивидуальных прав и свобод, а также справедливого процесса участия в выборах и правовой контроль за их проведением. Так, Верховный Суд США повлиял на исход президентских выборов, когда в 2000 г. признал действительным подсчёт голосов в штате Флорида в пользу Дж.У. Буша мл. Сущность американской демократии состоит в предоставлении условий для честной конкуренции, а также баланса между воззрениями и идеологиями различных групп.

Большинство аспектов общественной жизни США организованы не посредством государственного принуждения, а в рамках спонтанных, добровольных усилий. Результатом этих добровольных объединений стал общественный плюрализм, при существовании многочисленных общественных центров власти. Эти общественные организации балансируют общественное давление и не дают доминирующей общественной группе монополизировать свою власть в государственных институтах.

Современной американской модели демократии присущи многие недостатки. В настоящее время следует отметить утрату доверия к демократическим институтам Северной Америки, так называемый «упадок демократии», что проявляется в усиливающемся недоверии электората к политическим лидерам и институтам, в утрате уважения к власти. Демократическое управление в Америке не просто находится под угрозой из-за нарушений законодательства – реальных или воспринимаемых как таковые. В данном случае следует утверждать об безалаберности или утрате политической ответственности (responsibility) со стороны политической элиты. По обеим сторонам границы Канада-США обнаруживается возрастание недоверия к правительству. В Северной Америки также наблюдается снижение избирательной активности граждан, упадок гражданских инициатив. Данная тенденция свидетельствует о социальной апатии или неверии в республиканские ценности, нежелании граждан принимать участие в выборах и в решении политических проблем. В связи с этим профессор Гарвардского Университета Роберт Патнэм отмечает, что несмотря на то, что приверженность американцев демократическим ценностям не ослабла, необычайно возросла разочарованность американцев, которые не верят, что их правительство поступает правильно. Однако всё же в США действительно существует демократия. И несмотря на унылую политическую деятельность в Конгрессе, в американских штатах очень сильно местное самоуправление.

Несмотря на длительный период существования стабильного демократического режима во Франции (с 1871 г. по 1940 г. и с 1944 г. по настоящее время), ещё в середине семидесятых годов прошлого века директор отдела социологических исследований Парижского института политических исследований Мишель Крозье и профессор Гарвардского университета Сэмюэль Хантингтон утверждали о латентном кризисе французской демократии. Они полагают, что демократия имеет инструментальную ценность для защиты или достижения интересов личностей или групп. Более того, демократия требует баланса между конфликтом и консенсусом, между активностью и апатией. Согласно их авторитетному мнению, французские политические институты накапливают предпочтения людей, однако не изменяют их.

Крозье и Хантингтон полагают, что в настоящее время продолжается кризис политических институтов европейских стран, унаследованных демократиями от прошлого, когда политические институты работают в условиях нехватки материальных (финансовых и технологических) и духовных (идеологических и морально-этических) ресурсов для удовлетворения растущих требований ассертивных (от англ. assertive — утвердительный; уверенных в правоте и обоснованности своих требований) граждан. Поэтому политические интересы в странах Запада противоречивы из-за немногочисленности доступных ресурсов. Согласно их авторитетному мнению, в современных демократиях, и в частности во Франции, происходит «перегрузка требований» (demand overload).

Институциональные ограничения могут сказаться как угроза демократии, свободе, плюрализму, управляемости, политическим решениям и достаточному производству товаров и услуг. Однако расширение демократии не является панацеей (лат. panacea — всеисцеляющая; лекарство от всех болезней) всех проблем демократии, так как позволит индивидам преследовать личные корыстные цели и ограничивать свободу других. Крозье и Хантингтон также полагают, что политические институты должны быть устроены так, чтобы отделить политические рассуждения на уровне идеологий или политических мнений от индивидуальных требований, которые, по их мнению, в большинстве своём корыстны и деструктивны для демократии.

Вслед за Крозье, сотрудник Национального центра научных исследований (CNRS) при Парижском университете, социолог Жан-Пьер Ле Гофф полагает, что демократия во Франции не способна ослабить создавшееся напряжение. «Чувство утраты безопасности», в прошлом сопутствовавшее успеху ультраправого политика Ж-М. Ле Пена, преступления в «неблагополучных» кварталах подрывают власть государства. Политики самоустраняются от происходящего в политической жизни общества, а психология «социального и политического упадка» стала играть определяющую роль.

В настоящее время Франция является одной из десяти наиболее развитых стран. Однако Франция переживает на современном этапе кризис в экономике и политике. Для современной Франции характерны многие социально-политические проблемы. Данное состояние не является концом демократии во Франции, однако похоже на очевидный кризис демократии.

Следует также отметить, что резкое противопоставление американской демократии, как стабильной политической системы, и французской демократии, как склонной к скачкообразным изменениям и кризисам, не является вполне корректным, поскольку французская демократия в последние десятилетия проявила способность адаптироваться к изменяющейся политической среде.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль I. Часть 6. СПб., 2008. 67 с.

©

Вместе с этим читают:
Демократия
Правовое государство
Либеральная демократия

Реклама
просмотров: 155

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.