РЕЛИГИЯ В РОССИИ

Вопросы взаимодействия гражданского общества и религии на постсоветском пространстве

РелигияПроблема взаимоотношения религии и общества особенно остро проявила себя к концу XX века, когда перед историками и социологами религиозности встал вопрос о том, какую роль сыграло повышение конфессиональной активности в бывшем СССР и Восточной Европе в крахе коммунистических идей? Насколько неиндиффирентность к религиозным вопросам способствовала повышению мотивированности действий борцов за права человека на том этапе и в том пространственном локусе? И, наконец, в чем причина сохраняющейся остроты вопроса о религиозных правах личности в контексте прав человека — только ли в «моральном Армаггедоне», который стал явью на рубеже эпох и тысячелетий?

Работы Дж. Вигеля и Н. Нильсена, анализирующие роль церкви в падении прокоммунистических и просоветских режимов, равно как и самого СССР, дают основания полагать, что— по крайней мере— в некоторых странах, ранее принадлежавших к социалистическому лагерю (например, Польше), религия была тем основанием, которое позволило изменить общественное сознание, превратив отдельных индивидов в критически мыслящих личностей. В этой стране, как и в Восточной Германии, церковь говорила от имени депривированных и преследуемых.

Что же касается бывшего СССР, то там ситуация была намного сложнее. Как известно, замечает один из соотечественников вышуказанных авторов, Дж. В. Монтгомери, марксизм не признает существования трансцендентного Создателя. С точки зрения марксистской теории, отмечает он, создателем всех человеческих прав является государство и, следовательно, защита каких-либо прав может быть необходима и возможна лишь в случае очевидного и массового их нарушения. Ценность отдельной личности и ее прав марксизмом не рассматривается, индивидуальное человеческое достоинство не стоит на повестке дня. «Социоцентризм» марксистской теории противостоит «персонализму» христианства (особенно в его протестантском и отчасти католическом и православном вариантах) как конфессии, поэтому диалог между идейными и идеологическими антагонистами может иметь место только в случае сближения этих полярных позиций (польский религиозный диссидент и активный деятель профсоюза «Солидарность» С. Ковальчик как раз и видел перспективы подобного сближения в признании марксистами большей ценности индивидуальной свободы, а христианами — в декларировании не только трансцендентных детерминант человеческих прав, но и в учете социальных воздействий, относящихся к политике, экономике, этнокультурной ситуации).

Вопросы взаимодействия гражданского общества и религии в России

В России существовала многовековая традиция подчинения церкви светской власти и использования церковных иерархов для пропаганды тех или иных идей— ибо вплоть до 1917 г. император и царь считался не только верховным правителем, но и лицом, которому подчинялся глава церкви (патриарх), а также главы многочисленных конфессий, представленных в царской России. Огромная власть русского самодержца не помешала ему подписать в 1905 г. законоположение «Об укреплении начал веротерпимости» — документ, бесспорно, прогрессивный для своего времени, способствовавший религиозному подъему.

После революции 1917 г., когда очень быстро распалась массовая православная религиозность – ибо, ослабленная своим долгим монопольным идеологическим господством, Церковь оказалась неспособной ни к взаимодействию с модернизирующимся российским обществом, ни к противостоянию революционному движению, – монопольное господство приобретает коммунистическая идеология, которая также, в свою очередь, оказалась ослабленной этой монополией, превратившей ее в конечном счете в набор ничего не значащих формул и примитивных предрассудков.

Установление в октябре 1917 г. диктатуры большевиков повлекло за собой насильственное насаждение воинствующего атеизма, «имевшего глубокие корни в концепциях русских анархистов». Этот воинствующий атеизм и должен был, по тайному или явному замыслу идеологов, стать заменой прежних религий. Однако достичь этого не удалось — не атеизм, а как раз общая конфессональная принадлежность сыграла свою роль (помимо многих других факторов) в деле объединения народа на различных переломных этапах истории, в частности — в годы (и тем более интересующаяся в более широком смысле социальными проблемами вообще).

Несмотря на все ограничения, коммунистическим режимам в целом и России в частности не удалось достичь желаемого: страны «второго мира» так и не стали атеистическими и переход от одной, казалось бы, господствующей «политической веры», к другой, религиозной осуществился в конце XX столетия без видимых кризисов. Поэтому чем более «мягкими» в отношении религии были социалистические диктатуры, тем раньше они начинали диалог с церковью по поводу общих моральных и иных ценностей, тем скорее соглашались с принципом плюрализма.

В России такой толчок был дан в 1988 г. широким празднованием 1000-летия крещения Руси и последовавшим вслед за этим обещанием М. С. Горбачева закрепить законодательно свободу совести в СССР «в соответствии с высокими международными стандартами». Обещание было выполнено 1 октября 1990 г., когда был принят закон «О свободе совести и религиозных организациях», который снял многие ранее существовавшие ограничения, касающиеся религиозной пропаганды, религиозных организаций и этого направления социальной активности вообще.

Однако было бы странно, если бы — считает Г. Берман, профессор права университета Эмори (США), — наследие прежних 70 лет никак не сказалось на тексте нового закона. Это наследие он наблюдает в укреплении традиции регистрации в официальных органах власти всех возникающих и существующих религиозных организаций, ведущих образовательную, политическую, экономическую деятельность или работу по социальной защите населения. Понятно, считает он, что через подобную регистрацию государство имеет возможность собирать информацию о структуре и направлении деятельности данной организации — и только при наличии такой регистрации религиозная структура имеет возможность владеть собственностью, заниматься легальной деятельностью. В случае отказа в регистрации религиозные организации получили возможность обращаться в суд, однако в законе не было ничего сказано об основаниях, на которых суд мог бы встать на их защиту. Подобные примеры, считал, Г. Берман, явились ярким свидетельством попыток бывшего СССР и быть принятым в международное сообщество, и сохранить рычаги прежнего влияния.

Необходимо сразу же отметить и то, что Россия — вместе с еще несколькими десятками государств — давно провозгласила себя секулярным государством, в котором правовая система, а также образование отделены от церкви — хотя в последнее время, как мы знаем, появилось немалое число школ, где ведется преподавание религиозно-ориентированных дисциплин — и это положение нашло отражение в законодательной базе.

На протяжении XX столетия религии доказали, что являются живыми, подвижными, изменчивыми системами, которые объединяют религиозные установления, литургические ритуалы, духовный опыт и институты, которые связывают традиции и новации. Доказав свою жизненность и жизнеспособность, религии мира по-прежнему привлекают все новые поколения тем, что придают глубокое значение человеческому существованию, мотивации ценностей и норм, создавая ощущение защищенности, комфорта, уверенности, безопасности, доверия и надежды. По сути дела, вопрос о «праве на веру» — это вопрос о праве на культурную идентичность и неповторимость, хотя «этическое ядро» каждой религии близко моральному содержанию многих других. Крах социалистической системы и «социалистической веры» лишь утвердил религии мира в их значимости и высокой ответственности за сохранение моральных ценностей, сблизил религии и наметил пути к их диалогу.

В этом диалоге — немало нерешенных вопросов и сложностей:
— отношения между общим моральным законом и религиозной традицией;
— права человека в промежутке между «универсальностью» и «национальной традицией».

©

Вместе с этим смотрят:
Гражданская религия
Соборная мечеть в СПб
Храмовая архитектура Руси

Реклама
просмотров: 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.