ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И КИТАЯ

Объективные условия и предпосылки развития российско-китайского торгового сотрудничества на рубеже XX-XXI вв.

Китай и РоссияПограничные проблемы и территориальные споры, которые долго служили источником напряжения между СССР и Китаем, нашли свое разрешение на рубеже XX-XXI вв., что свидетельствует о выходе на новый уровень доверия в российско-китайских отношениях. Китайско-российские политические, торговые и экономические отношения переживают период развития. В последние годы часто происходят встречи лидеров двух стран, развит механизм регулярных встреч руководителей государства и правительства РФ и КНР. Россия и Китай осуществляют сотрудничество в мировой политике, координируют свои внешнеполитические инициативы, являются государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества, тем самым, играя важную роль в развитии и сохранении мира в регионе Юго-Восточной Азии. Таким образом, проблема изучения торгового и экономического сотрудничества Российской Федерации и КНР является весьма актуальной.

Весьма низкий показатель участия КНР в мировой торговле в прошлом был вызван низким качеством и неконкурентоспособностью китайских товаров на мировых рынках. Тем не менее, рассматривая успехи развития ориентированных на экспорт отраслей народного хозяйства КНР, следует указать на основной негативный эффект – сниженный рост и даже деградацию некоторых отраслей народного хозяйства, расположенных в сельской местности Китая и не участвующих во внешнеэкономической деятельности.

Главная цель внешнеторговой стратегии КНР – в кратчайшие сроки увеличить ВВП, в противном случае китайское руководство столкнется с многочисленными социальными движениями протеста безработных (которых в Китае насчитывалось более 130 млн.).

В конце 2006 года переходный период закончился, и с этого момента по условиям соглашений по ВТО кредитно-финансовая сфера Китая должна быть полностью либерализована. Либерализация в финансовой сфере представляет дополнительные возможности инвесторам, в том числе и российским. Опыт Китая показывает, что членство в ВТО не означает автоматического снижения торговых противоречий. Наоборот, китайская экспортная экспансия сопровождается ростом числа антидемпинговых разбирательств (около 50 случаев ежегодно), а также использования других мер торговой защиты.

В КНР предприняты изменения по ставкам возврата НДС при экспорте товаров, а именно отмена возврата НДС на некоторые группы товаров для стимулирования китайских экспортеров к проведению активных экспортных операций. Госсовет КНР принял решение о реформировании системы возврата НДС при экспорте по 47 позициям – ранее действовавшая ставка 13% по ряду позиций была снижена в 2,6-3,4 раза. При этом осуществлено дифференцированное понижение ставки возврата НДС при экспорте: в отношении товаров, стимулируемых государством к экспорту, ставка снижаться не будет, или будет снижено незначительно; в отношении пр. товаров будет осуществлено значительное снижение; в отношении товаров, ограничиваемых государством к экспорту, особенно по сырьевым товарам, будет прекращена практика возврата НДС при экспорте. Увеличивается поддержка механизму возврата НДС при экспорте за счет центрального бюджета.

В Китае также создается новый механизм покрытия сумм для возврата НДС при экспорте за счет средств центрального и местного бюджетов. Помимо кредитования ключевых проектов в сфере экспорта машинотехнической и электронной продукции, приоритет начал отдаваться кредитованию экспорта продукции высокотехнологичных отраслей и товаров с высокой добавленной стоимостью, а также судов и крупного комплектного оборудования, на которые теперь приходится 80% предоставляемых кредитов.

Правительство Китая стимулирует китайские предприятия к увеличению масштабов инвестирования в страны Азии, а развитие экономики Китая оказывает благоприятное воздействие на стабильность финансовой ситуации в регионе. Таким образом, относительно успешное применение стратегии поощрения экспорта готовой продукции и других мер по стимулированию развития внешней торговли увеличили долю КНР в мировой торговле. Вступление Китая в ВТО увеличило внешнеторговое сотрудничество Китая во многих отраслях, однако, многие противоречия Китая как растущего экспортера и стран ОЭСР еще не решены.

Торгово-экономические отношения РФ и КНР

Россия экспортирует в Китай, прежде всего, минеральное топливо, нефть, нефтепродукты, черные металлы, химические товары (отмечается падение доли пластмасс, рост доли менее трудоемких и капиталоемких товаров данной группы), древесина и изделия из нее, бумажная масса, целлюлоза, алюминий, продукция машиностроения. Китай экспортирует в Россию следующие товары: машины и оборудование, одежда текстильная, трикотаж, обувь, химическая продукция, мебель, матрацы, осветительные приборы.

Таким образом, наблюдается значительный «провал» в перечне экспортируемых из России товаров. На одном полюсе находятся сырье и продукты его переработки, на другом — продукция хай-тек: оружие и технологии его производства, оборудование для атомных станций. Огромный сегмент рынка остается неохваченным. Взамен Китай предлагает нам широкий спектр товаров, начиная от предметов повседневного спроса, необходимых в быту, и заканчивая высокотехнологичными и капиталоемкими товарами. Эти диспропорции тормозят развитие малого и среднего бизнеса в России, одной из сфер деятельности которого является производство товаров широкого бытового назначения, продукции легкой промышленности. Увеличение доли машин и оборудования в импорте из Китая с течением времени создаст угрозу и более крупным российским производителям. Пока структура российско-китайской внешней торговли не изменится, процесс превращения России в сырьевой придаток Китая будет усугубляться.

Стратегические приоритеты развития региональной российско-китайской торговли

Если в недалеком будущем товаро- и капиталооборот между Дальним Востоком и Китаем превысит транспортные, информационные и финансовые потоки, связывающие этот регион с остальной Россией, это будет свидетельствовать о его полной экономической переориентации на зарубежье. В таком случае, по мнению Ш. Гарнетта, эксперта Центра Карнеги, «…сохраняющаяся слабость позиций России, особенно на Дальнем Востоке, обусловят возможность того, что в ближайшем будущем две страны поменяются ролями (то есть Китай станет старшим партнером), … уже сейчас накладывают отпечаток на взаимоотношения между странами, привнося в них элементы напряженности». Таким образом, российско-китайская приграничная торговля не только приводит к экономическому развитию Дальневосточного региона РФ, но и привносит фактор неопределенности в будущее российско-китайских политических отношений.

Российские энергетические проекты являются составной частью более широкой, интегрированной «большой стратегии», которая рассчитана на многолетний период. Для КНР и РФ энергия и энергетическая безопасность могут рассматриваться как основа стратегического сотрудничества — Россия может предложить поставки Китаю большие количества электроэнергии и топлива.

Еще в 1994 г. Китай и Россия начали обсуждать строительство нефтепровода «Ангарск — Дацин» по инициативе российской стороны. Это был первый крупный объект сотрудничества между двумя странами в сфере энергоресурсов. Предполагалось, российская доля только по этому проекту могла составить около 15%. Но, несмотря на многолетние работы и многочисленные заявления двух правительств и глав государств, Россия отказалась от данного проекта и решила строить нефтепровод «Тайшет — Находка». Провал проекта нефтепровода «Ангарск — Дацин» не означает, что Россия перестанет быть одним из важных источников импорта нефти для Китая — сотрудничество двух стран по этому вопросу будет развиваться по другому варианту.

Растет и роль российской древесины в общем объеме китайского импорта: с 16,6 % в 1996 она достигла 64,7 % в 2004. 87 % этого объема составляют хвойные породы, среди которых лидирует сосна, в том числе корейская (приморский кедр), следом идет сибирская лиственница 22 %. Из твердолиственных пород традиционно лидируют дуб 18 % и ясень 16 %. Не менее интенсивно нарастает и количество пиломатериала, вывозимого в Китай с Дальнего Востока и Сибири. В 2000 году его вывезли всего 158 тысяч кубометров, или 4.3 % всего китайского импорта. К 2004 году Россия как поставщик пиломатериала переместилась в списке из 200 стран с седьмого на третье место.

Популярность российских лесоматериалов в Китае вызвана несколькими причинами. Российская древесина обычно большого диаметра и хорошего качества из естественных лесов гораздо лучше той, что выращена на китайских хвойных плантациях — именно к ним привыкла местная индустрия и потребители. Кроме того, китайцам удалось существенно снизить цены на закупки русского леса, что делает его очень конкурентоспособным на рынке. Цена дальневосточных твердолиственных пород, которые используются при изготовлении мебели, половых покрытий и декоративных заготовок, значительно ниже сравнимых по качеству пород из северной Америки и европейской березы. Так как Китай с 1998 г. стал осуществлять политику охраны лесов, поэтому для нужд китайского народного хозяйства ежегодно импортируются около 20 млн.куб.м. леса, из них 5,9 млн. из России (то есть 44%). Следует также отметить, что 97% российского леса экспортируется в Китай в рамках приграничной торговли. Поэтому перспективы взаимовыгодного сотрудничества лесоперерабатывающих предприятий РФ и КНР достаточно обширные.

Международная трансграничная миграция как фактор развития торговли ДВР и КНР

В результате массового потока туристов и бизнесменов из Китая увеличилось число не возвратившихся. Так, в 1995 г. из Приморья сотрудники миграционных служб депортировали более 5 тыс. китайцев, приехавших по безвизовому обмену и не выехавших за пределы России. На начало 1996 г., китайских нелегальных мигрантов насчитывалось не менее 6 тыс. Однако, впоследствии из-за ужесточения въездного режима количество нелегальных мигрантов снизилось. Так, в 2002 г., по оценкам УВД, китайских нелегалов в Приморском крае было около 300.

Нелегальная миграция китайцев на территорию Дальневосточного региона России проявила неспособность местных властей эффективно контролировать движение и деятельность иностранцев на собственной территории. Как отмечает доктор политических наук К. Cыроежкин, «уже в течение полувека Китай живет в условиях демографического дискомфорта» — в современном Китае не хватает водных ресурсов, пахотной земли, лесоматериала и энергоресурсов). Тем не менее, следует отметить, что в последние десятилетия правительство Китая предпринимает значительные меры по снижению численности населения Китая. Демографическая политика китайских властей, направленная на поощрение уменьшение рождаемости — вплоть до одного ребенка на семью и проводимая при помощи поощрений и административных санкций, на данный момент увенчалась успехом: к 2005 году население Китая достигло отметки 1.3 миллиарда жителей, что означает некоторый успех в попытках китайский властей сдержать рост населения. Однако с ростом благосостояния населения карательно-административные санкции по сдерживанию рождаемости могут оказаться неэффективными и рост населения Китая увеличится.

Утверждения о «желтой» опасности, которая нависла над российским Дальним Востоком в связи с предполагаемой экономической и демографической экспансией китайцев отчасти обоснованы: демографические проблемы имеют также территориальный аспект, поскольку Китай имеет большую территорию, но географические условия на ней в основном неблагоприятные для жизни людей. Засушливые и полузасушливые районы составляют 31% и 22% (в сумме 53%). 20,3% жителей заселяли районы, находящиеся выше 500 м. от уровня моря. Бедность некоторых районов в значительной мере связана со сложными условиями жизни, которые ограничили их развитие.

Неблагоприятная перспектива массовой китайской миграции чревата такими последствиями, как потеря Дальнего Востока и Сибири, огромных природных ресурсов. Данный фактор следует учитывать в современной российской политике: невозможно полагаться на то, что Китай станет союзником РФ, действительно, многие сельские районы Китая не могут более поддерживать сегодняшний уровень населенности. Однако, как указывает Ж.-П. Мюллер, «для китайского политического дискурса (причем дебаты проходят здесь в довольно открытой и свободной форме) не характерны рассуждения о пассивном или активном захвате российского Дальнего Востока». Таким образом, риторические высказывания по поводу экспансии китайцев на территорию Дальнего Востока на данный момент могут лишь служить предупреждением о будущих возможных конфликтах России с Китаем.

Выводы

Развивая торговое сотрудничество ДВР с КНР, следует учесть экологические аспекты внешнеэкономической деятельности (необходимость сохранения окружающей среды и природных ресурсов). Около 8 млн. кв. км Сибири и Дальнего Востока — экологически чистая территория, а роль этого в XXI веке просто трудно переоценить.

Современное состояние приграничной и региональной торговли ДВР с КНР не в полной мере отвечает стратегическим интересам российской промышленности: в экспорте ДВР преобладает сырьё, а в импорте — товары китайской промышленности широкого потребления.

Если в 1990-е гг. между КНР и РФ прогрессировала тенденция к росту политических связей, то экономические отношения отставали от них — многие взаимовыгодные проекты не были реализованы, а торговый оборот РФ и КНР оставался невелик по сравнению с торговым оборотом КНР с США и Японией. Изучение показателей статистики внешней торговли России и Китая в XXI веке показывает, что среди экспортируемых из России товаров преобладают сырье и продукты его переработки, а также продукция хай-тек: оружие и технологии его производства, оборудование для атомных станций. Но огромный сегмент российской промышленности остается практически неохваченным: машиностроение, средств автомобильного транспорта, готовые промышленные изделия. В китайском экспорте в Россию преобладают машины и оборудование, товары промышленного производства, зачастую неконкурентоспособные на мировых рынках. Поэтому в дальнейшем необходимо устранить данный недостаток в структуре российско-китайской торговли посредством увеличения высокотехнологичной составляющей российского экспорта.

Дальневосточному региону России объективно суждено играть ключевую роль в будущих российско-китайских торгово-экономических отношениях. Однако чтобы Дальний Восток России не превратился в сырьевой придаток северных провинций Китая, требуется целенаправленная политика Правительства РФ, целью которой должно стать увеличение предприятий по переработке природных ресурсов на территории Дальнего Востока России.

Социально-демографических процессы в Дальневосточном регионе России обуславливают необходимость привлечение человеческого потенциала для экономического развития региона. Сложившиеся тенденции на Дальнем Востоке в воспроизводстве и миграции населения обуславливают необходимость протекционистской политики Правительства РФ, нацеленной на стимулирование процессов естественного воспроизводства российского населения региона Дальнего Востока.

©

Вместе с этим смотрят:
Российско-китайская трансграничная торговля
Внешняя торговля Китая
Торговля КНР и РФ

Реклама
просмотров: 108

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.