КАЛИНИГРАДСКИЙ ТРАНЗИТ

Реклама
 

Геополитическое и экономическое положение Калининграда

KaliningradНовый этап интеграции Евросоюза и его расширение на Восток привели к появлению новых визовых и таможенных барьеров там, где их не было непосредственно после 1991 года, и именно тогда, когда такие барьеры исчезали в расширявшейся Европе. Сама идея единого рынка предполагает ликвидацию внутренних границ между государствами при одновременном укреплении внешних рубежей, появление на них жестких разграничительных линий.

Совершенно очевидно, что перемены эти коснуться в первую очередь тех российских регионов, которые окажутся непосредственно по ту сторону новых шенгенских границ. Это действительно серьезная практическая проблема, приобретающая в отношении некоторых российских территорий (Калининграда) принципиальное значение. Новые геополитические изменения дали толчок новым дискуссиям об отношении России к расширению НАТО и отношениях Литвы с Калининградской областью в контексте расширения Европейского союза.

Проблема транзита в Калининградскую область как один из наиболее важных аспектов российско-литовских отношений на современном этапе

Проблема транзита в Калининградскую область является одним из наиболее важных аспектов российско-литовских отношений. И именно российско-литовские отношения являются ключевыми в вопросе о транзите в Калининградскую область. Показательно, что российско-литовский договор (ратифицирован в 2003 году) стал первым пограничным договором России с республиками бывшего СССР.

Вопрос о транзите жителей Калининградской области является не столько проблемой, сколько шансом создать новый пример кооперации. Важным в этом случае представляется также вопрос о распределении компетенций между ЕС и российскими региональными и федеральными властями. При наличии очень немногочисленных прямых контактов между Брюсселем и Калининградом, область могла бы установить широкие связи с Литвой и с соседними польскими воеводствами ― Мазурским и Померанским. Важной составной частью внешней деятельности Калининградской области могло бы стать сотрудничество с регионами, не являющимися ее непосредственными соседями ― шведскими регионами и германскими землями.

В качестве варианта сотрудничества можно было бы рассматривать, например, российско-литовские совместные программы по поддержанию порядка на общих границах, а также любые другие инициативы по функционированию трансграничного сотрудничества. Однако подобные предложения уже были реализованы, в частности, на границе России и Финляндии.

Возможные геостратегические пути решения Калининградской проблемы

В случае признания Россией и ЕC необходимости поиска новых подходов к решению «калининградской головоломки» путем установления специального, совместно управляемого режима для области, можно было бы говорить о развитии ряда сценариев интеграции Калининграда. Но при любом развитии событий характер сотрудничества между Москвой и Брюсселем (Калининградом-Брюсселем) будет оставаться ассиметричным, что объясняется большой заинтересованностью Европейского союза в судьбе области.

В принципе, смещение приоритетов в сотрудничестве с Россией в сторону противодействия рискам «мягкой безопасности» вообще характерно для ЕС в последние годы. Венгерский исследователь П. Балаш считает, что этой же позиции Евросоюз придерживается и в отношении стран ЦВЕ: «экономическая интеграция не является первым шагом в интеграции Восточной Европы в западные организации… , также как в области внешней политики и безопасности, должно предшествовать экономической интеграции».

Слова «пилотный проект» употребляются в лексиконе переговоров о судьбе Калининграда. Очевидно, что речь может идти о неком опыте, объектом которого послужит Калининградская область. В чем при этом может состоять «пилотность» проекта? Можно было бы предположить, что на территории маленького российского анклава можно было бы с помощью Европейского Союза провести испытания рыночных институтов и механизмов, новых для России, но знакомых для ЕС, как первого шага на пути институциональной совместимости России и Европы. Но совершенно понятно, что уникальное географическое положение области и причудливый характер ее развития делают такое предложение совершенно утопическим и бессмысленным.

По-видимому, «пилотность» все же не только и не столько в самом развитии Калининградской области, которому могли бы или не могли бы последовать другие российские регионы. «Пилотность» заключается в создании специального типа сотрудничества России и ЕС для решения проблем маленького «эксклава-анклава», посредством которого Россия могла бы быть вовлечена в процесс создания единого экономического и социального пространства, оставаясь при этом вне Европейского Союза. В этом смысле Калининградская область могла бы стать площадкой для разработки и испытания новых форм отношений России и ЕС. При этом оторванность области от основной российской территории можно было бы обратить в позитивный фактор в смысле развития этих отношений.

Итак, стороны заявили о своем намерении решать проблемы региона. Тем не менее, как Россия, так и Евросоюз тем самым признают специфическое положение области и необходимость найти особый способ решения проблемы. Вопрос о статусе Калининграда остается открытым. При этом обсуждается вопрос ― как будет функционировать калининградская СЭЗ в окружении жестких шенгенских границ и нового правового и сертификационного режима. Хотя нельзя исключать появления в процессе переговоров по Калининграду более детальных предложений.

©

Вместе с этим читают:
Торговля РФ-ФРГ
Экономика Калининградской области
Российско-немецкое сотрудничество в 1990-е

просмотров: 48
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!