КОНФЛИКТОГЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Конфликты в российской политике

conflict resolutionСтремительно увеличившееся количество самых разнообразных политических конфликтов, особенно в последние две декады, в эпоху кардинальной трансформации политической практики российского общества, обуславливает пристальное внимание к политическим конфликтам и консенсусу как феноменам политической действительности. Как справедливо отмечает профессор Института мировых цивилизаций (г.Москва) С.Л. Прошанов, «развитие современного российского общества обусловило необходимость научного осмысления проблемы политических конфликтов, исследования факторов их воспроизводства в условиях трансформирующихся политических процессов, соответствующих политическим ценностям и нормам переходного периода» (Прошанов, 2008, С. 6). И, как утверждает профессор Воронежского государственного университета А.В. Глухова, в России политические конфликты приобрели особую остроту, так как в современной России «сложился целый кризисный комплекс, взаимоналожение нескольких глубоких деформаций – общецивилизационного, российского этнического, демографического, социокультурного, политического кризисов, а их отражением становится жёсткая поляризация политических сил» (Глухова, 2000, С. 5).

Конфликты в условиях российской социально-экономической и политико-правовой действительности приобрели особую значимость, поскольку одной из самых опасных тенденций современного социально-политического развития стало заметное увеличение количества, остроты и деструктивности социально-политических конфликтов на самых различных уровнях российской политической практики (локальном, региональном и федеральном). Согласно мнению ведущего научного сотрудника Центра анализа социально-политических процессов Института социологии РАН Л.И. Никовской, «проявления политической конфликтности в современном российском обществе подтверждают формирование предпосылок конфликта между представителями государственной власти и плюрализмом гражданских интересов, за которыми стоят общественно-политические группы гражданского общества, вызванные к жизни ходом демократических преобразований политической сферы» (Никовская, 2006, С. 83). Именно поэтому в современных условиях политические конфликты являются основным фактором, создающим угрозу безопасности Российской Федерации, фактором, который существенно замедляет становление демократического политического режима, правового государства и гражданского общества.

Основными причинами социально-политической напряжённости в российском обществе являются проблемы социального и экономического характера. Многие наиболее интенсивные социально-политические конфликты в российской политике имеют ярко выраженный региональный аспект. Недостатки социально-экономической политики региональных и муниципальных властей провоцируют политические конфликты между региональной государственной властью и местными органами самоуправления; в структурах региональных органов государственной власти между исполнительной и законодательной ветвями власти, а также в структурах местного самоуправления; между местными властями и избирателями; между малым бизнесом и мэриями крупных городов; между социально ущемлёнными группами населения, муниципальными и региональными властями (Роговая, 2008). В ряде регионов России социальное недовольство коренного населения приобретает явно выраженное антииммиграционное проявление.

Более того, «в российской политической системе осуществляется представительство интересов, главным образом, различных элитных группировок, но не массовых слоёв общества. Российская политическая система по-прежнему […] чересчур персонифицирована», и, согласно мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН В.И. Пантина, в «силу этих общих дисфункций политической системы в ближайшие 5-10 лет не исключены очередные политические кризисы, конфликты и потрясения» (Пантин, 2008, С. 39). Данное предположение особенно актуально в связи с экономическим кризисом 2008-2009 гг. и невозможностью государства осуществлять финансирование многих социальных целевых программ.

Отсутствие одобряемого современным российским обществом общепризнанного политического консенсуса обуславливает потенциальную нестабильность российского политического режима. Как отмечает профессор Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева Г.И.Козырев, «из-за дефицита толерантности в российском обществе, нередко человек, имеющий иное мнение, воспринимается как враг, хотя для «инакомыслящих» больше подходит понятие «оппонент» (лат. opponens – возражающий; лицо, имеющее противоположное мнение и выступающее с критикой в споре) (Козырев, 2008, С. 39). Более того, согласно мнению сотрудника института Европы РАН А.А. Куликова, «российская политическая элита уже почти 20 лет живёт без консенсуса, а относительная политическая стабильность курса страны, – по мнению аналитика Куликова, – обеспечивается исключительно жёсткими рамками президентской власти», в то время как «ни правые, ни левые в их современном институциональном и идейном состоянии не могут сформировать разумную альтернативу так называемой ‘партии власти’» (Куликов, 2008).

Проблема отсутствия ярко выраженного политического консенсуса в современном российском обществе усугубляется тем, что, по мнению сотрудника Института философии и права Уральского отделения РАН В. Мартьянова, «вынужденную деполитизацию общества, скептицизм и разочарование не следует отождествлять с конформизмом и лояльностью» (Мартьянов, 2006). В отсутствие целостной официальной идеологии отношения власти и общества всё чаще принимают материально-денежный характер, когда российские граждане отвыкли ориентироваться на общие с представителями государственной и политической власти идеи и ценности.

Именно поэтому российские проправительственные интеллектуальная и политическая элиты заинтересованы в поиске формулы или системы верований и убеждений, способных обеспечить национальное согласие. Первой подобной попыткой стало стремление первого заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации В.Ю. Суркова теоретически обосновать оксюморон (греч. oxymoron – «острая глупость»; нарочитое сочетание противоречивых понятий) «суверенная демократия» как концепт формирования государственной власти «исключительно российской нацией во всём её многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, её образующими» (Сурков, 2007, С. 21-26). Затем понятие «суверенной демократии» было сформулировано идеологами партии «Единая Россия» в «Плане Путина»: «Реализуя стратегию качественного обновления страны на принципах суверенной демократии [выделено автором], мы исходим из неотъемлемого права свободного российского народа самостоятельно определять свою историческую судьбу, распоряжаться национальным достоянием в интересах всей нации, каждого гражданина» (Предвыборная…, 2007).

Концепт «суверенная демократия» был раскритикован не только ведущими Санкт-Петербургскими политологами (О дискуссии…, 2007), но также и ведущими российскими политиками. Так Д.А. Медведев выступил с критикой данного термина, заметив, что концепты «суверенитет» и «демократия» являются разными понятийными категориями и сравнивать их нельзя: «Если же к слову «демократия» приставляются какие-то определения, это создаёт странный привкус. Это наводит на мысль, что всё-таки речь идет о какой-то иной, нетрадиционной демократии» (Медведев, 2006). Во время встречи с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» Президент РФ В.В. Путин также отметил, что «суверенная демократия, на мой взгляд, это спорный термин. Это всё-таки небольшое смешение. Суверенитет – это нечто такое, что говорит о качестве наших взаимоотношений с внешним миром, а демократия – это наше внутреннее состояние, внутреннее содержание нашего общества» (Встреча…, 2007). Впоследствии Д.А. Медведев отмечал приверженность классическим определениям, в то же время не находя расхождений с прокремлёвскими идеологами относительно принципа суверенной демократии. Демократия, по его мнению, «может быть эффективной только в условиях полноценного государственного суверенитета, а суверенитет, как независимость государственной власти внутри страны и вне её, может давать свои результаты только в условиях демократического политического режима» (Медведев, 2007, С. 502).

В дальнейшем, в Послании Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации указываются следующие основополагающие ценности, «устои нашего общества, наши нравственные ориентиры […] общее представление о которых и делает нас единым народом, Россией […] то, от чего мы не откажемся ни при каких обстоятельствах»: справедливость, свобода, семейные ценности и патриотизм» (Послание…, 2008). Однако, как заметил президент Фонда эффективной политики Г. Павловский на заседании клуба «4 ноября», темой которого стало «Либерально-консервативное направление развития российской политики в свете Послания Президента РФ Федеральному Собранию», сегодня патриотизм не является политическим приоритетом: «… какой теперь патриотизм – теперь все патриоты. И Френкель в тюрьме патриот». Павловский также отметил, что «теперь нужны иные сигналы, чтобы изменить идеологические приоритеты в политике». Поэтому, согласно его мнению, «Президенту предстоит борьба за консенсус в элитах» (Павловский, 2008). И действительно, «консолидация российской элиты возможна только на одной платформе – для сохранения эффективной государственности в пределах существующих границ. Все остальные идеологемы вторичны», – отмечал Д.А. Медведев ещё в бытность первым заместителем Председателя правительства России (Медведев, 2005). Таким образом, в современной российской политике отсутствуют эффективные политико-правовые институты, способные смягчить многочисленные политические конфликты, а консенсус российских политических элит и масс граждан основан на пассивной аполитичности и формальной лояльности политическому режиму до тех пор, пока стратегия избегания конфликтного политического поведения является выигрышной с точки зрения подсчёта издержек и затрат.

Список литературы

1. Встреча Президента РФ В.В. Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» 14 сентября 2007 года, г. Сочи // Официальный сайт Президента Российской Федерации. Режим просмотра: http://www.kremlin.ru/appears/2007/09/14/2105_type63376type63381type82634_144011.shtml
2. Глухова А.В. (2000) Политические конфликты: основания, типология, динамика. М.: Эдиториал УРСС. 280 с.
3. Козырев Г.И. (2008) «Враг» и «образ врага» в общественных и политических отношениях // Социологические исследования. № 1. С. 31-39.
4. Куликов А.А. (2008) Доживем ли до консенсуса? Власть и «лево-правая» оппозиция едины только в своей непримиримости друг к другу // Независимая газета. 3 апреля.
5. Мартьянов В. (2006) Проблемы-2008 не существует // Политический журнал. № 31-32 (126-127). 28 августа. Режим просмотра: http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=213&issue=173
6. Медведев Д. (2005) Сохранить эффективное государство в существующих границах. Интервью с главой администрации президента Д. Медведевым // Журнал «Эксперт». №13 (460). 5 апреля. Режим просмотра: http://www.expert.ru/printissues/expert/2005/13/13ex-medved/
7. Медведев Д.А. (2006) Для процветания всех надо учитывать интересы каждого. Интервью первого вице-премьера правительства России Дмитрия Медведева главному редактору журнала «Эксперт» Валерию Фадееву // «Эксперт». №28 (522). 24 июля. Режим просмотра: http://www.expert.ru/printissues/expert/2006/28/interview_medvedev/
8. Медведев Д. (2007) О демократии. Фрагмент выступления на встрече с представителями молодежных организаций // PRO суверенную демократию. Сборник / сост. Л.В. Поляков. М.: Издательство «Европа». С. 501-502.
9. Никовская Л.И. (2006) Трансформация в России с точки зрения теории конфликта // Социологические исследования. № 9. С. 79-85.
10. О дискуссии вокруг понятия «суверенная демократия» // ПОЛИТЭКС / POLITEX. Научный журнал. 2007. Том 3. № 3. С. 268-302.
11. Павловский: Медведеву предстоит борьба за консенсус в элитах // Официальный сайт партии «Единая Россия». 7 ноября 2008г. Режим просмотра: http://www.edinros.er.ru/er/text.shtml?774/100102
12. Пантин В.И. (2008) Политическая и цивилизационная самоидентификация современного российского общества в условиях глобализации // Политические исследования. №3. С. 29-39.
13. Послание Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года // Официальный сайт Президента Российской Федерации. Режим просмотра: http://www.kremlin.ru/appears/2008/11/05/1349_type63372type63374type63381type82634_208749.shtml
14. Предвыборная Программа Всероссийской политической партии «Единая Россия»: «План Путина – достойное будущее великой страны». Принята VIII Съездом Всероссийской политической партии «Единая Россия» 1 октября 2007 года, г. Москва // Официальный сайт партии «Единая Россия». Режим просмотра: http://edinros.er.ru/er/text.shtml?32252/100063
15. Прошанов С.Л. (2008) Социология конфликта в России: История, теория, современность. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 232 с.
16. Роговая А.В. (2008) Становление региональной конфликтологии как междисциплинарной отрасли знаний (по материалам экспертного опроса 2007 г.) // Право и образование. №3. С. 139-144.
17. Сурков В.Ю. (2007) Основные тенденции и перспективы развития современной России. М.: Изд-во Современного гуманитарного ун-та. 48 с.
18. Эпштейн Е.Е. (2009) Политический консенсус как национальный проект в современном российском обществе // Проблемы глобально политики и безопасности современной России: мат. международ. научн. конф. Ч. 1. Санкт-Петербург, 28-29 мая / Балт. гос. техн. ун-т. СПб., 2009. С.156-161.

©

Вместе с этим смотрят:
Российская политическая культура
Психопатология российской политики
Кризис в российской политике

Реклама
просмотров: 40

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.