РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА

Политическая элита России

Пока, МедведВ любом обществе существуют более или менее явные элементы общественного неравенства. Как цинично выразился испанский писатель Мигель де Сервантес (1547-1616 гг.), «люди делятся на имущих и не имущих» (Дон Кихот, часть II, глава XX) и вплоть до наших дней это определение социального неравенства остаётся наиболее ёмким. Действительно, в любом обществе люди различаются по экономическим, образовательным, служебным критериям. Даже в обществе бывшего СССР, в котором произвольно подчеркивалось всеобщее принудительное равенство, можно было пронаблюдать признаки социального различия по экономическим и служебным критериям, особенно в последние годы коммунистического режима.

Общественное неравенство в СССР было обусловлено необходимостью форсированного восстановления страны после гражданской войны. Важную роль в этом процессе выполняла коммунистическая партия, превратившаяся в особый институт управления государством и обществом. Так как анархическая утопия под лозунгом «Вся власть Советам!» была несовместима с советской государственностью, то закономерно возникла необходимость в формировании вместо партии революционного авангарда – Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) – РСДРП(б) – 1912-1918 гг., массовой партии «нового типа» – Российской коммунистической партии (большевиков) – РКП(б) – 1918-1925 гг., а в 1925-1952 гг. – Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) – ВКП(б). Также в 1920 г. была учреждена «номенклатура» (лат. nomenclaturа – перечень, роспись имён) должностей в государственном и партийном аппарате, кандидаты на которые утверждались партийными комитетами. В 1950-80-е гг. партийная иерархия состояла из номенклатуры Политбюро ЦК КПСС, номенклатуры Секретариата ЦК КПСС и учётно-контрольной номенклатуры. Данная система управления объединяла партийные кадры управления в единую всесоюзную подчинённую центральной власти систему (Восленский, 2005, гл. 2).

В первое послереволюционное десятилетие параллельно с новой системой властных отношений в стране быстро сформировалась новая социально-политическая элита. C 1917-го по начало 20-х гг. произошла первая волна политического лифтинга, сместившая старую политическую элиту: к власти пришли коммунисты – выходцы из образованной мелкой буржуазии и разночинной интеллигенции. Во второй половине 1930-х гг. происходит вторая смена политической элиты: госаппарат был очищен от большинства представителей дореволюционного среднего слоя, а на их место пришли уже настоящие дореволюционные низы. Таким образом, после массового набора в ВКП(б) в начале 1920-х гг. и после массовых репрессий во второй половине 1930-х гг., состав правящей элиты пополнялся новыми кадрами. В связи с этим профессор социологии Петроградского, а затем Гарвардского университета Питирим Сорокин отмечал, что в своей деструктивной фазе революция «уничтожает не только отжившую свой век политическую элиту старого режима, но и множество творческих лиц и групп» (Сорокин, 2005).

В типологии советской политической элиты профессор кафедры политологии СПбГУ С.А. Ланцов выделяет четыре поколения элиты в СССР:
* ленинская гвардия;
* плебеизация власти;
* привлечение молодого поколения в 1930-е гг.;
* поколение, рекрутированное после войны, деплебеизация элиты (Ланцов, 1997).

После второй мировой войны среди советской политической элиты произошло то, что Макс Вебер называл «институционализацией харизмы» – привилегированные сословия устоялись, воспроизводя собственную власть и влияние (Джилас, 1997). Уже в 1950-70-е гг. третье поколение советской номенклатуры существенно отличалось от предшествующих, так как в большинстве своём были детьми начальства, сумевшие приобрести сословное сознание.

С конца 1970-х гг., за время брежневской стабильности, произошло такое негативное явление, как старение управленческих кадров, что привело к геронтократии (от греч. geron, родительный падеж gerontos – старик и kratos – сила, власть; власть старейших), неспособной справиться с социально-экономическими вызовами 1980-х гг. Так, руководство СССР игнорировало революционные изменения в информационных технологиях, которые произошли в странах ОЭСР в середине 1970-х годов. Результатом этой непродуманной политики стало всё увеличивающееся технологическое отставание СССР в ключевой отрасли современной экономики и последующая «гонка за лидером» – США. Именно поэтому Президент РФ В.В. Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой» и драмой для российского народа (Послание…, 2005). После коллапса советской системы российскому государству будет довольно сложно превратиться в одну из держав постиндустриального информационного общества.

По мнению профессора В.В. Крамника, российской элите присущ авторитарный стиль мышления, когда российские политики определяют свои взгляды как «единственно верные», «правильные» и «бесспорные», а также зачастую проявляют крайнюю нетерпимость к инакомыслящим. Подоплёкой такого мировоззрения является недоверие российских элит друг к другу и к различным слоям населения. Указанная особенность влияет не только на осуществление властных полномочий российской политической элитой, но и на степень её легитимности в общественном сознании. Однако на современном этапе действия российской политической элиты отвечают соответствующему «запросу» большинства россиян, выступающих тем самым субъектом поддержки существующего режима (Крамник, 2005).

Тем не менее, было бы заблуждением априорно (от лат. a priory – заранее, доопытно; до проведения исследования) утверждать об усилении авторитарных тенденций среди российской политической элиты. Так, в качестве приоритетной модель авторитарной модернизации – проведение рыночных реформ при диктаторской или недемократической политической системе – называют не более 12 процентов респондентов, опрошенных в 2007 г. сотрудниками «Левада-Центра» под руководством Л.Д. Гудкова среди представителей федеральной и региональной российской политической элиты (Элита…, 2008).

Не только корпоративный, но и клановый характер современной российской политической элиты, например, клан А.Б. Чубайса и клан Б.А. Березовского, отмечает заведующая сектором изучения элит в Институте социологии РАН О.В. Крыштановская, Однако олигархические кланы в современной российской политике не смогли противостоять влиянию «силовиков» – бывших сотрудников спецслужб и МВД, лояльных В.В. Путину (Крыштановская, 2005, С. 24-37). Между тем, сам «клан силовиков» далеко не однороден и сплочён на основе консенсуса между либерально настроенными выходцами из силовых структур и ныне действующими силовиками. Таким образом, процессы формирования и консолидации политической элиты в современной России в период трансформации политической системы и политических институтов являются незавершёнными. Поэтому существует необходимость в дальнейших не только теоретических, концептуальных, но и прикладных, эмпирических исследованиях современной российской политической элиты.

ЛИТЕРАТУРА

1. Восленский М.С. (2005) Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.: «Захаров». 640 с.
2. Джилас М. (1997) Новый класс: анализ коммунистической системы // Антология мировой политической мысли. Т.2. / Отв. ред. Т.А. Алексеева. М.: Мысль. С. 576-590.
3. Крамник В.В. (2005) Российская власть: самовоспроизводящаяся лояльность // Журнал ПОЛИТЭКС. №2. С. 74-94.
4. Крыштановская О.В. (2005) Анатомия российской элиты. М.: Захаров. 384 с.
5. Ланцов С.А., Ланцова Л.А. (1997) Политические процессы в России ХХ века в свете теории элит // Политические процессы в России в сравнительном измерении. / Под ред. М.А. Василика и Л.В. Сморгунова. СПб.: Академия политической науки. С. 66-82.
6. Послание Президента Федеральному Собранию Российской Федерации. Текст выступления президента РФ Владимира Путина перед депутатами Федерального Собрания в Кремле от 25 апреля 2005 г. // Российская газета. Федеральный выпуск №3755 от 26 апреля 2005 г.
7. Сорокин П.А. (2005) Социология революции. Москва: РОССПЭН. 702 с.
8. Элита в «вертикальном» обществе // Общественные науки и современность. 2008. № 3. С. 21-38.

Источник: Особенности становления политической элиты в СССР // Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16-17 апреля 2009 года / Отв. редакторы: А.О. Бороноев, Н.Г. Сковрцов: В 2-х т. Том 2. СПб., 2009 С. 309-312.

©

Вместе с этим читают:
Отечественные политики
Российские партии
Политика в России

Реклама
просмотров: 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.