ФРГ В УРЕГУЛИРОВАНИИ КОСОВСКОГО КОНЛИФКТА

Реклама
 

Военное и дипломатическое участие ФРГ в урегулировании кризиса в Косово

German flagС конца XIX столетия Германия относилась к государствам, чья внешнеполитическая деятельность в отношении Балканского полуострова отличалась усиленной дипломатической деятельностью. Тоже самое можно сказать о степени вовлеченности современной ФРГ в политические процессы происходящие в бывшей Югославии в 1990-х и в частности в Автономном крае Косово. Самой важной характеристикой развития международных политических процессов 1999 г. в Косово стал значительный уровень вмешательства в эти события ведущих мировых держав и других акторов мировой политики, в том числе ФРГ.

Изучая причины вооруженного вмешательства ФРГ в этнический конфликт в Косово, следует обратить на изменение идеологии правящих политических элит ФРГ после выборов 1998 года. В послевоенный период после драматически проходивших процессов денацификации и демилитаризации в ФРГ произошли процессы самоограничения для участия в вооруженных конфликтах. Однако, следует отметить, что демилитаризацию ФРГ нельзя было считать окончательной, поскольку еще при канцлере К. Аденауэре произошло возрождение федеральной германской армии (Бундесвер). Смена правительства, прошедшая в 1998 г. в Германии, также внесла существенные изменения во внешнюю политику страны. Возможно, отмечает С. Погорельская, если бы в 1999 г. канцлером ФРГ остался Гельмут Коль, то вряд ли состоялось участие Германии в вооруженных действиях НАТО против Югославии. Это заявление обусловлено тем, что Г. Коль, вместе с политиками и интеллектуалами, приступившими к политической и общественной деятельности в послевоенный период, и в 1990-х гг. продолжали по инерции полагать, что они морально и психологически ответственны за все злодеяния Германии в период нацисткой диктатуры.

Однако в дальнейшем события сложились по иному: у новой политической элиты, у политиков послевоенного поколения, приступивших к активной политической деятельности в 1970-х гг. уже ослаб синдром «исторической вины» – отмечает В. Еремеенко, как несовместимой с европейскими и глобальными геополитическими процессами конца XX века и вступившей в противоречия с геополитическим интересам современной ФРГ. Ю. Рубинский в связи с этим отмечает, что смена внешнеполитических ориентиров новой правящей политической элитой стала следствием успешной реализации предыдущих политических задач: и политические элиты экономически развитой страны ЕС и всего европейского региона более не были намерены сдерживать свои внешнеполитические амбиции и тем более, ни желали нести моральную ответственность за злодеяния нацистского режима, поскольку большинство представителей современной политической элиты Германии родились после войны.

И неслучайно, что коалиционное левоцентристское правительство канцлера Г. Шредера в 1998 г высказалось за смену внешнеполитических ориентиров во внешней политике ФРГ. Об этом свидетельствовали слова В. Ишингера, который заявил, что «в настоящее время ФРГ способна внести вклад в решение <...> глобальных проблем, отвечающих её политическому вооружённым силам». Однако для осуществления новых внешнеполитических амбиций правящей политической элиты ФРГ не располагала в конце XX века необходимым атрибутами статуса глобальной державы – отмечает Ю. Рубинский.

Последствия вооруженного столкновения албанских сепаратистов и югославской армии весной 1998 года привели к пересмотру ведущих держав политики в отношении Косово: они отказались от прежней внешней политики по отношению к проблеме Косово и приступили к активным внешнеполитическим действиям для урегулирования конфликта. Первый послевоенный региональный вооруженный конфликт в бывшей Югославии в Косово стал для Германии полноценной возможностью возвратиться на Балканы в качестве европейской региональной державы, так как ФРГ была заинтересована в экономическом и геополитическом присутствии на Балканах.

С одной стороны ФРГ поддерживала стремление США руководить политическим диалогом с Белградом и Приштиной, но правительство ФРГ также не отрицало участия в этом процессе.
Дипломаты ФРГ участвовали в работе многих международных согласились с США о возможности использования против Югославии силовых методов вплоть до военного вторжения и свержения С. Милошевича, но одновременно изъявлялась возможность отмены экономических санкций, наложенных на Югославию со стороны ЕС. Следует также отметить, что ФРГ во время военных действий во время кризиса в Косово пыталось разрешить этот конфликт политическими способами при помощи дипломатии. Представители Европейского Союза также по предложению ФРГ инициировали комплексное урегулирование проблемы Косово, которое разрешило не только проблемы СРЮ, но и других государств Балканского полуострова, при финансовых инвестициях ЕС – отмечает Ю. Рубинский. Шагом дипломатии ФРГ стала инициатива под названием «Пакт Стабильности для Юго-Восточной Европы». Таким образом, правительство ФРГ начало совершать самостоятельные внешнеполитические инициативы, отличные от внешней политики США.

Во время консультаций 1998 года, когда рассматривался конфликт в Косово и приготовления к авиационным налетам на Югославию, Г. Шредер выразил одобрение планов Б. Клинтона и высказал мнение, что государствам-членам НАТО следует быть «твердыми». СМИ ФРГ также полагали, что США оказали дипломатическое давление на правительство ФРГ о возможных действиях Федеративной Республики Германия в военных действиях 12 октября 1998 года. Затем члены правительства ФРГ провели совместное срочное совещание и решили принять условия США. Более того, министр иностранных дел, представитель партии «зеленых» Й. Фишера также в это время выразил согласие на использование в отношении Югославии силовых мер. Затем, в середине октября 1998 года, на чрезвычайной сессии бундестага, когда рассматривался вопрос использование бундесвера в предполагаемых военных действиях высказались за возможность использования угрозы авиационных налетов против Югославии. ФРГ предприняла значительные внешнеполитические усилия, достичь уступок со стороны С. Милошевича. Тем не менее, ФРГ была устранена от процесса примирения.

Невозможно было даже предположить, что правительство ФРГ станет действовать во время косовского кризиса против США. Более того, ФРГ затем отказалась от принципа обязательности одобрения ООН для начала вооруженных действий против Югославии, что свидетельствовало об ограниченной свободе внешнеполитических действий ФРГ. Именно поэтому в тот период невозможно было ожидать отказа ФРГ от участия в военной операции против Югославии.

В боевых действиях против Югославии участвовали 18 самолетов ФРГ «Торнадо», которые пытались уничтожить югославские радарные установки. Таким образом, как отметил М. Череда, правительство ФРГ отошло от послевоенного ограничение на участие вооруженных сил ФРГ в вооруженных действиях за рубежом. В сознании, правящих политических элит ФРГ произошли существенные изменения и правительство было готово отправить немецкие войска воевать во имя гуманитарных целей. Поэтому, как утверждает М. Череда, ведущие европейские державы и Германия, пытались эффективно действовать во время конфликта, чтобы стать полноправными партнерами США как мировой сверхдержавы.

Более того, правительство ФРГ имело заинтересованность в укреплении своего статуса европейской державы. Как полагал К. Войт, «немцы накануне XXI века решают дилемму между прошлым пожеланием быть миролюбивой нацией и устремлением правящих политических элит эффективно принимать участие в процессе решения глобальным проблем». Следует также отметить, что правящие политические элиты ФРГ были морально готовы не только к участию германских ВВС в конфликте, но и к потерям среди военнослужащих. Канцлер ФРГ Г. Шредер также заявил, что вооруженные силы Бундесвера могут понести потери во время воздушных налетов на Югославию.

Участие ФРГ в воздушных налетах на Югославию нарушило нормы Основного закона ФРГ. Но для ФРГ использование военной силы для разрешения конфликта и участие в них ФРГ, которые носили более широкий масштаб, чем во время боснийского кризиса, не повлияли на подход ФРГ к проблеме Косово как «гуманитарной катастрофе». Таким образом, коалиционное правительство ФРГ продемонстрировало, что намерено продолжать внешнеполитическую ориентацию на США. Однако затем дипломаты ФРГ показали, что ФРГ может преследовать собственные интересы в процессе урегулировании кризиса в Косово.

Более того, по мере того, как продолжались авиационные налеты НАТО на территорию Югославии и увеличились потоки беженцев, опасения прибытия новых беженцев из Югославии в ФРГ стимулировали поиск новых способов мирного разрешения кризиса в Косово. Именно поэтому ФРГ стала одной которой проявилось общественное недовольство налета авиации НАТО на Югославию и многие немецкие газеты обвиняли правительство ФРГ в участии в вооруженных действиях НАТО, которые негативно скажутся на миграционной политике.

Используя патовую ситуацию во время кризиса в Косово правительство ФРГ предложило политико-дипломатический способ урегулирования косовского конфликта, тем самым, «достигнув “победоносного” решения кризиса для НАТО и западного сообщества». Россия стала полноправным участником урегулирования кризиса в Косово, а без посредничества России не представлялось возможным заставить Милошевича согласиться на требования США.

Основной задачей инициативы Й. Фишера «стала разработка с участием России резолюции Совета Безопасности, с помощью которой появилась бы возможность достичь намеченной цели – прекращения воздушных ударов». Политики ФРГ полагали, что бундесвер образцово выполнял свою задачу по соблюдению за стабилизацией в Косово. Однако, весной 2004 года силы бундесвера не смогли предотвратить нападений албанцев на сербов. Как полагает Е. Бовкун, эти печальные события произошли потому, что концепция, принятая правительством ФРГ для размещения контингента бундесвера в Косово была неверной: в 1999 году министр обороны Шарпинг обосновывал необходимость пребывания солдат бундесвера в Косово «предотвращением Холокоста». Этой неверной оценки событий, происходящих в Косово бундесвер мог в Косово только в условиях бесконфликтного сосуществования двух общин и не был готов к этническим столкновениям в регионе.

6 августа 2001 года представители НАТО заявили, что при удачном проведении мирных переговоров, которые начались 28 июля, в Македонию для контроля над разоружением албанских вооруженных сепаратистов будут высланы около 3 тысяч солдат. Уже после достижения и подписания властями Македонии и албанскими сепаратистами мирных договоренностей 29 августа 2001 года в Македонию для проведения операции «Основной урожай» прибыли подразделения бундесвера.

После завершения операции «Основной урожай» 26 сентября 2001 года государства-члены НАТО приняли решение в рамках операции “Янтарная лиса” выслать другое, ограниченное по численности боевое соединение в Македонию для обеспечения защиты международных наблюдателей, которые наблюдали за соблюдением мирного соглашения между сепаратистами и правительством Македонии. Основную часть боевых соединений НАТО составил немецкий контингент и 27 сентября 2001 представители НАТО предложили бундесверу осуществлять командование этой группой вооруженных сил. 27 сентября 2001 г. большинство депутатов бундестага проголосовали за участие бундесвера в этой миротворческой операции.

Для того, чтобы в случае следующего межэтнического столкновения в Косово войска НАТО смогли действовать оперативно и эффективнее, НАТО увеличило свой контингент к середине 2004 года. Вместе с партнерами по НАТО Федеральное Правительство ФРГ добивалось устойчивой стабилизации обстановки в Юго-Восточной Европе. Федеральное Правительство оказывало администрации ООН в Косово (УНМИК), а также военному миротворческому контингенту (КФОР) кадровую и финансовую поддержку. Международные усилия по возрождению Косово были нацелены на то, чтобы открыть перед населением экономические перспективы в будущем.

Указанные процессы вовлечения ФРГ в качестве региональной державы в поддержание стабильности на Балканах произвели трансформацию статуса ФРГ в европейском регионе и в системе международных отношений. Более того, в первый раз бундесвер принял на себя роль представителя «ведущей нации» – ведь бундесвер осуществлял командование воинскими контингентами других государств-членов НАТО.

©

Вместе с этим читают:
Германия в НАТО
Европейская политика ФРГ
ФРГ в период вторжения в Ирак

просмотров: 94
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!