МККК

Международный комитет Красного Креста и его роль в формировании принципов и норм права международных конфликтов

Red Cross FlagГений швейцарцев проявился в том, что к существующим со времен Древнего мира правилам ведения войны (будь то публичной или частной и присущим им ограничениям жестокостей), они пристегнули «гуманитарную бюрократию» в виде Международного комитета Красного Креста (МККК). С ее помощью теперь они претендуют на авторство идеи и приоритет в ее развитии. Многие швейцарцы относятся к международному гуманитарному праву, ставшему частью национальной идеи Швейцарии, как к «интелектуальной собственности» нации и тщательно оберегают ее от «противоправных» посягательств извне.

Этот феномен частично объясняет присущий МГП дуализм: его во многом искусственное разделение на «женевское» и «гаагское» право. Юристы-международники пытаются разграничить раз и навсегда международное договорное гуманитарное право и мораль. Но они часто упускают из виду тот факт, что это одновременно и аморально, и противоправно применительно к самому МГП, ведь его истоки — не в умозрительных конструкциях, а в гуманизме и нравственности. Опыт показывает, что участники международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца в практической гуманитарной деятельности руководствуются, помимо семи общих принципов Движения, еще и собственными религиозно-этическими представлениями.

Этику Красного Креста и Красного Полумесяца нельзя назвать ни универсальной, ни светской, ни нейтральной по отношению к религии. Так, этика МККК и Красного Креста Швейцарии — это своеобразный сплав протестантской этики кальвинизма и либерально-демократических воззрений значительной части швейцарского общества. Этика национальных обществ Красного Креста латиноамериканских стран — в основном христианско-католическая этика милосердия. Этика обществ Красного Полумесяца арабских стран — мусульманская, которая вменяет в обязанность правоверному давать милостыню (садака) и уделять особое внимание гуманитарным потребностям «братьев по вере» в любой точке мира.

Правовые усилия МККК по создания международных норм о защите раненых, больных и мирного населения на войне

В этой связи уместен вопрос о пределах права гуманитарной инициативы и более четком конвенционном закреплении предпосылок и условий его осуществления. Дело в том, что МККК, национальные общества Красного Креста, гуманитарные агентства системы ООН и неправительственные организации стран Запада все активнее вторгаются в сферу политики и принимают на себя все больше обязательств политико-гуманитарного плана, зачастую перекладывая на государства ответственность за их выполнение. Вопрос развития механизмов контроля за осуществлением международного гуманитарного права нуждается в особом внимании исследователей. Тем более, что существующие конвенционные институты (державы-покровительницы и Международной комиссии по установлению фактов) практически не используются.

Следует отметить, что институт державы-покровительницы (ст. 8 первой, второй и третьей Женевских конвенций и ст. 9 четвертой Конвенции), сверстанный под модель европейского нейтрального государства, рискует без соответствующей модернизации надолго остаться одним из «спящих» институтов МГП. Новейшие попытки активизировать работу Международной комиссии по установлению фактов (ст. 90 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г.), включая планы оказания добрых услуг участникам колумбийского конфликта, противоречат мандату Комиссии, который ограничен ситуациями международных конфликтов. Новую жизнь в эти институты может вдохнуть реализация противоправной доктрины «гуманитарного вмешательства», хотя именно она представляет серьезную угрозу целостности и эффективности МГП.

Еще одна важная, но до недавнего времени запретная тема касается влияния на авторитет и значимость международного гуманитарного права политической и иной, малосовместимой с гуманитарным мандатом деятельности МККК. Но, в свете состоявшегося «скачка» в разработке норм МГП и, главное, наметившегося «застоя» в их реализации эта отрасль международного права нуждается в своеобразной «секуляризации», выведении из-под «культово-трепетной» опеки МККК.

Такой шаг в связи с активным продвижением Западом новомодной концепции «гуманитарного вмешательства» не гарантирует того, что международное гуманитарное право избавится таким образом от формализма и излишней идеологической начинки. При правовой оценке многих институтов и норм МГП необходим скептический реализм. Войну нельзя свести к правоотношениям воюющих сторон по вопросу реализации норм МГП и подчинить ее идеологии защиты прав человека. Будет ли в ближайшее десятилетие нарушена фактическая монополия Международного комитета Красного Креста на «законодательную инициативу» в области международного гуманитарного права?

Подробную информацию об организации Международный Комитет Красного Креста можно получить на сайте: www.icrc.org

©

Реклама
просмотров: 34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.