ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И ФРАНЦИИ В 1990-е

Реклама
 

Внешнеполитические аспекты франко-русского военно-политического сотрудничества в 1990-е гг.

РФ-ФранцияК середине 80-х годов Франция не была готова отказаться от политики разрядки в Европе. Но, когда в 1986 году правительство СССР предложило внешнеполитическую инициативу по устранению ядерных боеприпасов по всему миру к 2000 году, то этот план вызвал резкую критику со стороны политического руководства Франции, которое считало свое ядерное оружие важным фактором, который обеспечивал Франции относительную самостоятельность по отношению к США и предоставлял право правительству Франции заявлять о ее автономном статусе в НАТО.

В начале 90-х годов геополитические изменения на международной арене придали новый импульс военно-политическому сотрудничеству между РФ и Францией, которое основывалось на совпадении подходов двух европейских держав к новому миропорядку, урегулированию региональных конфликтов, проблемам европейской безопасности, а также контролю над вооружениями и нераспространению оружия массового поражения – отмечает П. Черкасов.

Соглашение Правительства Российской Федерации и Правительства Франции о сотрудничестве в области обороны, которое было подписано в феврале 1994 года превратилось в основополагающий документ, формирующий российско-французское сотрудничество в военной области. Военно-техническое сотрудничество России и Франции развивалось в соответствии с Соглашением о сотрудничестве в области обороны (от 4 февраля 1994 года). В начале двадцать первого века в ВТС России и Франции начались позитивные трансформации: представители ВПК России и Франции стали проявлять взаимный интерес к обоюдовыгодному сотрудничеству, ознакомились с оборонной промышленностью России и Франции, наладился механизм сотрудничества между министерством обороны России и Генеральной дирекцией по вооружению министерства обороны Франции. Когда в 1998 году появилась возможность военно-технического сотрудничества России с государствами-членами НАТО, то в отличие от немецко-российского ВТС, в ВТС России и Франции можно отметить больше достижений. Тем не менее, представители ВПК Франции до конца 1990-х не проявляли интереса к разработке и сбыту совместно с российскими предприятиями ВПК продукции на внешние рынки.

Укрепляя ВТС и военно-политическое сотрудничество обе европейские державы преследовали определенные внешнеполитические цели. Расширяя ВТС и военно-политическое сотрудничество с Россией, правительство Франция ограничивало влияние других держав – ФРГ и США в Европе. Расширение военно-политического сотрудничества с Россией было для правительства Франции удобным механизмом сбалансировать растущее влияние ФРГ в европейской геополитике. Расширение военно-политического и военно-технического сотрудничества с Францией также отвечало внешнеполитическим интересам РФ, правительство которой пыталось сотрудничать с европейскими государствами и ЕС с целью расшатать гегемонию НАТО на европейском континенте. Но одновременно следует отметить, что без сотрудничества с Францией невозможно эффективное взаимодействие РФ с НАТО.

Представители ВПК России заинтересованы в сотрудничестве с французскими производителями современных видов вооружения с целью организации серийного производства и сбыта готовой продукции в третьих странах. Эту заинтересованной российских представителей ВПК в сотрудничестве с французским ВПК можно объяснить экономическими, политическими и технологическими причинами. Уже имеется опыт сотрудничества предприятий российского и французского ВПК при производстве и сбыте некоторых видов вооружения в третьи страны. Но вместе с возможностями франко-российского ВТС следует указать на препятствия для сотрудничества предприятий ВПК двух стран – идентичные специализации ВПК двух государств сталкивают их в конкурентной борьбе за рынки сбыта в третьих странах. Следовательно, существуют серьезные проблемы в ВТС России и Франции, но интеграция ВПК РФ в европейскую военно-промышленную систему требует поиска партнеров, а французский ВПК является наиболее эффективным партнером для российского ВПК.

Несмотря на усиливающееся взаимодействие России и Франции в военно-политической и военно-технической областях, и в дальнейшем возможно укрепление и расширение этих взаимовыгодных отношений. Для поддержания обоюдного доверия правительств и представителей военных ведомств двух государств – России и Франции необходимо использовать военные учебные заведения Франции и России для проведения масштабных совместных обменов. У двух европейских держав, имеющих современные ВПК существует неиспользованный потенциал для взаимовыгодного ВТС. В настоящее время представители ВПК Россия и рассматривают проекты ВТС, преимущественно в области авиастроения.

Однако углубление ВТС России и Франции требует решения многих проблем:
1) из-за острой конкуренции на мировых рынках вооружения, представители ВПК Франции заинтересованы только теми российскими разработками, которые могут стимулировать экспорт изделий французского ВПК в третьи страны.
2) российский ВПК не может рассчитывать на крупные инвестиции со стороны представителей французского ВПК, которые также испытывают недостаток инвестиций.
3) представители французского ВПК не заинтересованы в организации в России совместного серийного производства изделий военного назначения, которые впоследствии могли бы экспортироваться на рынки третьих стран.

Поэтому эффективное ВТС России и Франции невозможно без решения многих проблем, препятствующих дальнейшему совместному сотрудничеству. Военно-техническое сотрудничества РФ и Франции сейчас не в полной мере раскрыло потенциал ВПК России и Франции — углубление этого сотрудничества будет способствовать интересам России и Франции.

После развития процесса дезинтеграции СССР на независимые государства внешнеполитические приоритеты правительства Франции по отношению к постсоветским независимым государствам не отличались от внешнеполитических приоритетов США. Они включали принцип нераспространение ядерного оружия, безъядерный статус для Украины, Белоруссии и Казахстана и контроль со стороны МАГАТЭ над атомной энергетикой РФ и других государств постсоветского пространства. По мнению министра обороны А. Ришара, сотрудничество с Россией в области ядерного разоружения обусловило необходимость постоянного диалога с Россией. Как считал Ришар, «не нужно добиваться унижения России», «бедной, но могучей державы» поскольку «Россия до сих пор не стабильна» и не нужно создавать в России «националистические умонастроения». В то же время, сохранение ядерного потенциала Российской Федерации обуславливало поддержание на должном уровне французского ядерного сдерживания – так, в качестве одной из причин проведения новых ядерных испытаний осенью 1995 года Ж. Ширак назвал вероятность того, что «завтра какой-нибудь правый экстремист <…> может прийти к власти в России, у которой осталась значительный ядерный потенциал». Россия и Франция подписали договоров по атомным программам, в том числе и по совместной утилизации оружейного плутония.

За последующие годы российско-французские отношения основывались на дополнительных 70 соглашениях и протоколов о различных областях российско-французского сотрудничества. По этому поводу Ж. Ширак неоднократно заявлял, что сотрудничество с РФ стало главной целью для Франции. Франция поддержала заявление России о вступлении в Совет Европы и по рекомендации Ж. Ширака и Г. Коля, вопреки первой войне в Чечне. Парламентская ассамблея Совета Европы согласилась принять Россию в Совет.

Французская внешняя политика по вопросу расширения НАТО отличалась «понимаем сдержанности» российской стороны и тем, что «расширение НАТО не должно рассматриваться русскими как опасное для них», что формирующаяся система европейской безопасности не должна рассматриваться российскими политическими лидерами как «инструмент нового раскола» Европы. В тот период Ж. Ширак стал инициатором приглашения России на Мадридский саммит НАТО 1997 г., где обсуждалось вступлении первых восточноевропейских государств-кандидатов в эту организацию, но российский президент отказался.

Намерения Франции продолжать политическое сотрудничество с РФ можно объяснить тем, что французские политические элиты считали, что нестабильная Россия после прихода к власти радикалов может представлять опасность для нового миропорядка – отмечает В. Шадурский. И сегодня огромный военный потенциал страны наряду с политической и экономической нестабильностью вызывает опасения Франции. В окружении президента Франции Ж. Ширака также полагали, утверждает Е. Обичкина, что ослабленная и изолированная Россия будет способна угрожать региональной стабильности и может выйти из режима по ограничению распространения ядерного оружия.

Несмотря на отрицательное отношение Российской Федерации к участию НАТО в урегулировании боснийского конфликта, Франция также настаивала на присоединении России к миротворчеству. Во многом благодаря усилиям Франции российские миротворцы присоединились тогда к международным силам (IFOR). Однако, весной 1999 г. Франция поддержала операцию НАТО против Югославии и, как утверждает О. Е. Обичкина, это событие совпало с отказом Ж. Ширака от политики «привилегированного партнёрства» с Россией, и эта тенденция усилилась после возобновления российской армией военных действий в Чечне. Е. О. Обичкина отмечает, что изменение французской внешней политики в отношении России имело лишь обратный результат: критика французских политических деятелей не заставила Россию изменить свою политику в Чечне, но эта критика привела к отчуждению как в отношениях между Францией и Россией, так и между Россией и ЕС.

Однако следует отметить, что утверждая об отказе Франции от привилегированного партнерства с Россией, О.Е. Обичкина, на мой взгляд, преувеличивает значение одного из аспектов внешней России. О намерении Франции продолжать сотрудничество с РФ свидетельствует визит Л.Жоспена в Москву в июле 1999 года, когда президент России Борис Ельцин провел встречу в Москве с премьер-министром Франции Лионелем Жоспеном. Во время совместной встречи Борис Ельцин и Лионель Жоспен рассмотрели аспекты сотрудничества российских и французских военных из миротворческого контингента в совместном секторе в Косово и заявили, что «это сотрудничество станет образцом для будущего развития военно-политического сотрудничества».

Главным фактором кризиса российско-французских отношений в 1999-2000 гг. была война в Чечне – а именно, негативная реакция многих политических деятелей Франции на военные действия в Чечне. Как заявил Ю.Ведрин, Франция никогда не переставала порицать «недопустимый и архаичный метод решения чеченской проблемы». В декабре 1999 года правительство Франции призывало европейские государства принять санкции против РФ и убедило ОБСЕ протестовать против методов ведения войны в Чечне . Более того, правительство РФ рассматривало как негативно отозвалось о политической акции французских политических кругов – приеме эмиссара чеченского президента Аслана Масхадова в Национальной Ассамблее, репортажах французских журналистов о нарушениях прав человека в Чечне и выступлениях французских интеллектуалов против второй войны в Чечне. И. Славутинская отмечает, что внешняя политика правительства Франции по Чечне имела аналогию с выводом французских войск из Алжира, но в современной Франции тот поступок слишком многие политики считают непростительной слабостью, уничтожившей остатки французского имперского величия. И поэтому российское нежелания признать независимость Чечни в общественном сознании французов вызывает сильное раздражение.

Но к 2000 году, правительство Франции оказалась в изоляции по вопросу чеченской проблемы, и решило умерить свою критику России. В начале февраля 2000 года в Москву для знакомства с и.о. российского президента Владимиром Путиным прибыл министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин, который после переговоров с Путиным заявил: «Франция предлагает политическое урегулирование конфликта», и добавил, что «следует определить статус Чечни в Российской Федерации». Соглашаясь с правом правительства РФ «бороться против терроризма», правительство Франции выступало, как сказал Ведрин, с порицанием «жестокости» конфликта на Кавказе, причиняющего «страдания мирному населению». Но уже 26 октября 2000 года Юбер Ведрин сделал заявление, что война в Чечне «не является основным вопросом внешнеполитических отношений с Франции с Россией», а за месяц до этого, глава внешнеполитического ведомства Франции во время своего визита в Москву сделал заявление, что чеченский вопрос рассматривался «… в рамках множества других вопросов в отношениях между державами …»

Французская парламентская делегация, которая прибыла в Москву в середине октября 2000 года вместе с председателем Национальной Ассамблеи Раймоном Форни также заявила, что «чеченский вопрос не является препятствием» для сотрудничества двух стран. Однако во время визита В. Путина в Париж в 2000 году темами для дискуссий с официальными представителями Франции и французскими журналистами стала война в Чечне. Тем не менее, на окинавском саммите Владимир Путин был возмущен непримиримой позицией президента Франции Жака Ширака относительно проблемы Чечни и не пожелал встретиться с ним.

©

Вместе с этим читают:
Русско-французское военной сотрудничество
Российско-французское ВТС ВВС
Европейская безопасность

просмотров: 31
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!