ПОЛИТИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ В РОССИИ

Реклама
 

Российский политический консалтинг

ПолитконсультацииЗа последние двадцать лет, когда в России стали регулярно избирать власть на всех уровнях – от депутатов сельских и поселковых советов до Президента Российской Федерации — профессиональное политическое консультирование стало почти массовой профессией. Выборами и сопровождением предвыборных кампаний кандидатов всех уровней «живут и кормятся» десятки крупных сотни мелких фирм и тысячи политтехнологов-одиночек. Все они применяют политологическое знание, составляя проекты и программы, корректируя и формируя новые образы политических деятелей и организаций в общественном сознании. Они также заняты электоральным маркетингом, опросами и исследованиями предпочтений местного электората, составлением публичных выступлений, общением с журналистами, дискуссиях и т.п., подготовкой речей и программ политиков, формированием команд профессионалов-единомышленников.

Многочисленные агентства в Москве и в провинции оказывают следующие услуги:
* информационно-аналитическое сопровождение лиц, занимающих высокие посты;
* политико-правовая экспертиза и разработка стратегий публичной политики.

Политконсультантов в постсоветской России следует условно разделить на несколько категорий:
* «теоретики» ― политологи, социологи, психологи и другие представители социальных и гуманитарных дисциплин, имеющие солидную репутацию в научном сообществе. Стиль их работы отличается жестким академизмом и нарочитой дидактичностью, а также строгой иерархической субординацией;
* «самовыдвиженцы» ― в прошлом, как правило, бизнес-организаторы или выходцы из крупных корпораций, сумевшие не только выработать навыки общения с представителями политической элиты, но и приобщиться к передовым западным технологическим паттернам (англ. pattern ― образец, стандарт, эталон) посредством образования или «обмена опытом»;
* «универсалы» — для которых профессия политконсультанта является незначительной частью применения их организационных и интеллектуальных авантюр высокого профессионального уровня, связанных, в основном, с продвижением бизнес-проектов и маркетингом финансовых услуг. Базовый ресурс их образования и интеллектуального капитала сформированы в весьма экзотичных и вычурных школах психологии, социологии и экономики;
* «интеллектуалы» ― творческие работники СМИ с высоким стилем изложения, участвующие в пропагандистских акциях как организаторы проектов, шоу и круглых столов.

Указанная выше классификация российских специалистов-политконсультантов весьма условна, и в чистом виде такие «идеальные типы», как правило, очень редки.

В Санкт-Петербурге действуют такие консультационные центры, как «Санкт-Петербургский центр Стратегия», под руководством профессора Санкт-Петербургского филиала ГУ-ВШЭ А.Ю. Сунгурова и М.Б. Горного. Специалисты данного центра осуществляют правовую экспертизу документов и разработку программ публичной политики для региональных органов власти. Следует также отметить «Ассоциацию психологического консультирования – ассоциацию молодых психологов Санкт-Петербурга», оказывающую услуги по политическому PR и имиджмейкингу, а также психологическому сопровождению политических компаний. Услуги по политическому консультированию и сопровождению оказывают также в «Центре эмпирических политических исследований» при СПбГУ под руководством профессора Г.П. Артемова и специалисты кафедры связей с общественностью РГПУ им. Герцена.

Политический консалтинг представляет собою сложное социально-политическое явление и является важным сегментом рынка политологических услуг в развитом демократическом обществе. Изучив ситуацию в сфере политического консультирования, следует подчеркнуть, что возрастание роли консалтинга является следствием тенденции эволюции российской политической практики. Таким образом, радикальная историческая реорганизация отечественной политики обуславливает появление профессии консультанта рынке политтехнологий.

Взаимоотношения политических консультантов с политическими партиями в контексте проблемы «черного пиара»

Выборные кампании наглядно продемонстрировали, что сохранение позиций «традиционно лидирующих» игроков российского пиар-рынка находится под большим вопросом. Практика показывает, что сложно устроенный, внутренне забюрократизированный, (поэтому крайне дорогостоящий), а от того еще и непомерно спесивый организм известных в профессиональных кругах консультационных фирм не в состоянии быстро приспосабливаться к новым реалиям. Шаблонные «ходы», отшлифованные годами связи в области масс-медиа, сводившиеся к порой примитивному распределению бюджетов заказчиков перестали приносить сколь-нибудь значительный эффект. Следует отметить, что креатив, как профессиональный приоритет в работе данных структур, всегда был отнюдь не на первом месте. Правда, этот пробел часто компенсировала «раскрученность» бренда. Основная, «творческая составляющая» пиар-процесса традиционно отдавалась на откуп журналистам и редакторам крупных и мелких СМИ. Вот почему самое жесткое сражение между кандидатами разворачивалось на страницах газет и на телеэкранах.

Разгул так называемого «черного пиара» и «грязных технологий» всерьез обеспокоил власти, и реакция не заставила себя ждать. В соответствии с внесенными поправками в российское избирательное законодательство и новый Закон о СМИ, «творческие вольности» газет и телепрограмм были значительно урезаны. Теперь даже хорошо проплаченный от имени любого пиар-агентства «черный пиар» на ту или иную персону, либо организацию, да еще в условиях предвыборной борьбы стал чреват поистине катастрофическими (вплоть до закрытия) последствиями для «информационного носителя».

Если в середине 90-х годов в России прокатилась волна «черного пиара», сейчас же это явление становится редким. Оптимальным решением для российских политических консультантов и агентств по связям с общественностью было бы вступление в международные коммуникативные сообщества и конфедерации. Таким образом, они получили бы возможность использовать международный опыт и, выполняя общие для членов требования, пользоваться системой защиты от «черного пиара». К примеру, этики полностью сочетается с лиссабонским, действующим для всей Европы. Думаю, что это уже принесло свои плоды и практика «черного пиара» со стороны официальных агентств явно пошла на убыль.

Что же оставалось делать в этой ситуации многочисленным сотрудникам фирм из числа «записных лидеров» пиар-рынка? Теперь одним медиа-планом и прочими атрибутами отчетности перед заказчиком проблемы не решить. Редактора и журналисты стали гораздо осмотрительнее, а деньги, пусть и очень большие, тоже перестали быть универсальной панацеей. Пиар выплеснулся из уютных офисных кабинетов на улицы и площади городов, запестрел сонмом листовок и полуподпольных газет.

«Грязные технологии» стали последней отдушиной целого ряда консультационных фирм, которые остро переживают дефицит профессиональных кадров, предпочитая, вопреки заветам фельдмаршала Суворова, воевать не умением, а числом. Грубо говоря, 10 посредственностей в нынешних условиях никогда не заменят одного настоящего профессионала. Понимание этого момента в большинстве случаев присутствует, но дилетанты всегда обходятся фирме-нанимателю очень дешево, а вот заказчику весьма и весьма дорого!

Безусловно, сам процесс агитации и контрагитации из-за вынужденного давления государства стал гораздо требовательнее к творчеству самих пиарщиков и политтехнологов. Время шаблонов, заимствований различных зарубежных методик и приемов безвозвратно уходит в прошлое. Наступает время выхода на авансцену новых, по-настоящему эффективных технологий. Анализ проведения избирательных кампаний прошлого года позволил отметить важную тенденцию постепенного разукрупнения и демонополизации российского рынка политического консультирования. Этот фактор давно перестал быть секретом для большинства потребителей подобного рода услуг. По этой причине пиарщикам и политтехнологам пришлось в срочном порядке осваивать профессию фининспектора и искать приемлемые обходные пути для проведения полноценной выборной кампании. Соответственно, попытка властей вывести из тени денежные средства, затрачиваемые кандидатами на выборах привела к обратному эффекту – подпольных изданий стало больше, равно как в геометрической прогрессии увеличилось количество фальшивых листовок и поддельных газет-однодневок. Официальные СМИ, которые раньше неплохо зарабатывали на информационных войнах, на сей раз существенно потеряли в доходах.

©

Вместе с этим читают:
Фабрики мысли
Принятие решений
Политическая прогностика

просмотров: 237
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!