ИВРИТ ― ЯЗЫК НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

Реклама
 

Языковая политика как элемент национального возрождения

В этой заметке будут рассмотрена роль иврита в еврейском национальном возрождении.

Reading on HebrewНачиная со второй половины ХVIII века просвещенные евреи в Западной, а затем и в Восточной Европе возрождают иврит как язык литературы и культурного общения. Но лишь в начале XX столетия иврит стал языком повседневного общения среди европейских сионистов и поселенцев в Палестине. Для достижения данной цели предпринимались многочисленные усилия в Палестине и странах диаспоры. Только в Палестине к началу XX века энтузиасты смогли создать значительное сообщество поселенцев, говорящих на иврите. Следует отметить, что возрождения иврита стало уникальным явлением в истории национальных движений, стремившихся к созданию собственной государственности. Этот язык не был разговорным в течение полутора тысячелетий. И, тем не менее, эксперимент сионистского движения увенчался успехом и иврит стал одной из основ, сплачивающих общество поселенцев, создающих «государство в пути».

Создание ивритоязычного сообщества в Палестине ― уникальный в своем роде пример национального строительства, когда довольно пестрому переселенческому сообществу, каковым был новый, «сионистский» ишув, сознательно прививалась культура, одинаково чуждая каждой из еврейских общин и во многом искусственно созданная национально-мыслящими еврейскими интеллектуалами. Эта «ничья» культура, должна была «оздоровить» характер еврейского народа, что, по мнению идеологов сионизма первой половины XX в., означало преодоление полиморфности еврейской общности ― «слияние диаспор» («мизуг галуйот»). Иными словами, этнический облик современного израильтянина во многом создавался в соответствии с неким сионистским видением того, каким должен быть «настоящий еврей».

Несмотря на то, что до 1948 г. основная масса еврейского населения Палестины, впрочем как и большинство сионистских общественных и культурных деятелей, были выходцами из стран Восточной и Центральной Европы, сионистское культурное строительство в догосударственную эпоху и в первые годы независимости во многом определялось неприятием традиционной культуры неассимилированного ашкеназского еврейства. Отрицание ашкеназской культуры, как и сама идея реформирования еврейства, были широко распространены в среде национально мыслящей еврейской интеллигенции еще до появления и в первые годы сионистского движения, уходя корнями в идеологию Хаскалы («еврейского просвещения»). Нельзя также игнорировать тот факт, пишет А. Корнилов, что «над ашкеназской по происхождению интеллигенцией тяготел комплекс национальной неполноценности, характерный для многих сегрегированных этно-социальных групп и впервые описанный еще до войны немецкими и немецко-еврейскими психиатрами, применительно именно к евреям (европейским), ― как Judische Selbsthasse, ʻʻеврейская самоненавистьʼʼ». В итоге, вместе с идишем была отчасти предана забвению культура евреев от Вислы до Днепра. Данная политика означала не только борьбу с идишем как языком в Израиле, но и борьбу с еврейской культурой диаспоры, черты оседлости, разрыв с еврейским прошлым, которое подлежало забвению.

Сионизм начала и середины XX в. был не просто воинствующим отрицанием иудаизма в целом, всех его ветвей без различия, ― он был также попыткой создания совершенно новой еврейской общности на чисто секулярной базе. Поэтому вполне закономерно, что еще до возникновения Государства Израиль в палестинском сионистском ишуве уже послышались первые утверждения, будто здесь рождается «новая, израильская нация», не имеющая ничего общего с еврейством диаспоры, да и с историческим еврейством вообще. Показательно, что тот же Д. Бен-Гурион, ощущая опасность этих лозунгов, сознательно и настойчиво внушал гражданам нового государства ощущение связи с его библейскими корнями. Примечательно, что в начале XX века идея латинизации иврита была весьма популярной ― даже З. Жаботинский, один из видных деятелей сионистского движения и Итамар Бен-Ави, сын Элиэзера Бен-Иехуды, выступали за то, чтобы чтобы приблизить иврит к европейскому алфавиту. Однако подобные предложения встречают со временем все меньшую поддержку. Евреи, как видно, привязаны к своему древнему алфавиту.

Соответственно, деятели искусства, закладывавшие основание израильской культуры в первые 50 лет после Базельского конгресса, сами выходцы из стран Восточной Европы, охотнее черпали вдохновение в библейских и околобиблейских сюжетах, жизненном укладе «экзотических» восточных евреев и даже арабов-бедуинов, нежели культурном наследии мира польских или украинских местечек. Так, поэт Йонатан Ратош и его соратники по ханаанскому движению («кнааним») полагали, что эта новая нация («иврим» или «ивритян») сложится — на базе общего языка, культуры и территории (но никак не религии) — из народов исторического Ханаана. В своем манифесте 1944 г. они декларировали: «Еврей и “иври” противоположны друг другу — еврей религиозной общности евреев, рассматривающей нацию именно как религиозную общность». Это означало все тот же призыв сменить религиозную принадлежность на секулярную «национально-территориальную». Отголоски этих настроений можно услышать и в названиях некоторых сионистских трудовых и боевых организаций того времени, вроде «Гдуд иври», но в целом этот призыв «кнаанитов» был отвергнут даже самыми пылкими сторонниками сионистской секуляризации. После создания государства, которое в своей Декларации независимости провозгласило себя «еврейским» («медина йеудит»), а никак не «ивритским», это увлечение и вообще вышло из моды. Впрочем, несмотря на идеологические установки своих создателей и декларируемые цели, еврейско-палестинская культура первой половины ХХ в. испытывала сильнейшее европейское и еврейско-ашкеназское влияние и в любом случае оставалась чужда евреям-выходцам из азиатских и африканских стран.

Ощущение, что воспитание «нового еврея», порвавшего с многовековым наследием «ненормального» существования в диаспоре, носителя принципиально новой культуры — есть задача не менее важная для возрождения еврейской нации, чем построение национального государственного образования, было присуще самым разным течениям внутри сионизма, прежде всего неполитическим. Это относится к «духовному сионизму» Ахад ха-Ама и его немногочисленным последователям, вообще скептически относившихся к возможности воссоздания еврейской государственности где бы то ни было, еврейским «ницшеанцам», таким как Х.Й Бреннер или М. Бердичевский, левым, «рабочим» сионистам марксистского (последователей Н. Сыркина и Б. Борохова) и немарксистского толка, ставших после второй алии доминирующим элементом как в политической, так и культурной жизни ишува. Хотя и методы, и конечная цель национальной и культурной реформы далеко не всегда понимались ими одинаково. Таким образом, сионистское движение воплотило в жизнь невиданный доселе эксперимент — в Палестине было возрождено не только значительное сообщество евреев, но и древний еврейский язык.

Следует отметить, что важную и ключевую роль в становлении иврита как языка еврейского возрождения сыграли не только усилия евреев Палестины, но и сионистское движение в целом, которому был необходим национальный язык для легитимизаации своих политических требований. Именно по этим причинам сионистское движение в начале XX века поддержало движение по возрождению ивритоязычных сообществ в Палестине и в диаспоре ― сторонникам иврита предоставлялась материальная и организационная поддержка. На иврит возлагались неограниченные надежды как на язык, способный создать новую, свободную от влияния диаспоры культуру в Палестине / Израиле. Данная задача отчасти была решена, но не совсем успешно, так как до сих пор израильская ивритоязычная культура страдает «провинциализмом», оторванностью от еврейских европейских корней.

Иврит в межвоенный период пережил процесс нормализации – он стал не только разговорным языком и средством межобщинной коммуникации, но и применялся в публицистике, науке, искусстве, технологическом производстве и управлении. Таким образом, в межвоенный период иврит успешно прошел этап становления и развития и трансформировался в язык «государства в пути».

Вместе с этим читают:
Иврит и интеллектуалы из гетто
Интегральны национализм
Иврит в Израиле

просмотров: 31
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!