РАЗРЫВ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКО-ИЗРАИЛЬСКИХ ДИПОТНОШЕНИЙ

Реклама
 

Прекращение и возобновление дипломатических отношений СССР и Израиля

Russia & Israel DiplomacyПосле кризиса в советско-израильских отношениях в связи со вторжением Израиля на Синайский полуостров и сектор Газа в 1956-1957 гг., следующий существенный кризис в советско-израильских отношениях произошел 5 июня 1967 года, когда началась Шестидневная война. Когда на второй день военных действий стало ясно, что арабские ВВС полностью уничтожены, а положение сухопутных армий Сирии, Египта и Иордании катастрофическое, СССР не был готов к военному вмешательству в конфликт. Однако осуществлялась ожидаемая политическая и пропагандистская активность СССР в пользу арабских стран. Так, 5 июня 1967 г. советское правительство в специальном заявлении осудило «агрессию Израиля» и заявило о своей «решительной поддержке» правительствам и народам арабских стран. СССР также потребовало от Израиля в качестве первой и неотложной меры немедленно прекратить военные действия и отвести войска за линию перемирия. С аналогичным предложением выступил представитель СССР Н.Т. Федоренко на экстренном заседании СБ ООН. Представители США и Великобритании возражали против включения в резолюцию пункта об отводе войск.

Несмотря на то, что 6 июня 1967 г. СБ ООН единогласно принял резолюцию, которая призывала все заинтересованные правительства в качестве первого шага безотлагательно принять все меры для немедленного прекращения огня и военных действий на Ближнем Востоке, израильские войска продолжали наступление. Поэтому 7 июня представитель СССР вновь потребовал созвать СБ ООН, и предложил установить точный срок прекращения военных действий. То есть, в качестве первого шага предлагалось потребовать немедленного прекращения огня и всех военных действий в 20.00 по Гринвичу. Такая резолюция была единогласно принята 7 июня и в тот же день правительство Иордания сообщило, что готово выполнить резолюцию о прекращении огня, а 8 июня правительство Египта информировало генерального секретаря ООН У. Тана о решении согласиться на требование о прекращении огня, при условии, что другая сторона поступит также.

Затем 8 июня советское правительство выступило с новым заявлением, предупреждающим израильское правительство, что если Израиль немедленно не выполнит требование о прекращении огня, содержащиеся в резолюции СБ ООН, то СССР прекращает дальнейшее поддержание дипломатических отношений с ним. 9 июня У. Тан информировал СБ ООН о согласии Египта, Сирии и Иордании на прекращение огня. Однако израильские войска начали воздушные и наземные операции против Сирии. В тот же день СБ ООН в третий раз потребовал, чтобы военные действия были прекращены. Однако, израильские войска продолжали продвигаться по сирийской территории, подвергая Дамаск разрушительной бомбардировке.

Затем 10 июня на заседании СБ ООН представитель СССР призвал принять «срочные и решительные меры», чтобы остановить агрессора и осудить его по всей строгости международного закона. Представитель США, призывая все стороны прекратить огонь, высказывался против осуждения Израиля. Советское правительство заявило, что если Израиль не прекратит немедленно военные действия, то возможны самые решительные шаги со стороны СССР для «обуздания агрессора». Однако военных средств у СССР для этого в регионе Средиземноморья не было. Поэтому 10 июня СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем.

Тем не менее, 10 июня израильские войска прекратили огонь на всех фронтах. Руководители Израиля посчитали, что выполнили военно-стратегические задачи. Более того, разрыв дипломатических отношений с СССР и странами Восточной Европы создавал атмосферу неопределенности среди израильского руководства. Разрыв советско-израильских отношений продолжался 24 года, которые были восстановлены в начале 1990-х.

Сложившаяся после арабо-израильской войны 1967 года на Ближнем Востоке тупиковая ситуация в деле урегулирования арабо-израильского конфликта была отчасти связана с отсутствием советско-израильских дипломатических отношений. Тогдашнему советскому руководству не хватило выдержки и самообладания для проведения более сбалансированной политики по отношению к Израилю, верх взяли эмоции и отсутствие навыков дипломатической работы. Более того, советские руководители решили поддерживать только арабскую сторону, что потом весьма негативно скажется как на роли СССР в регионе, так и на его участии в поиске путей решения ближневосточного конфликта. Поэтому неизменно до конца 1980-х гг. Москва считалась только с мнением арабов и игнорировала все то, что исходило от США и Израиля.

Перестройка в СССР существенно облегчила установление дипломатического диалога. Тем не менее, необходимость восстановления дипломатических отношений с Израилем была осознана советским руководством задолго до перестройки. Так, А.А. Громыко еще на конференции в Женеве в октябре 1973 года предложил восстановить советско-израильские дипломатические отношения, в том случае, если произойдет прогресс в урегулировании израильско-арабского конфликта. Такой подход к роли СССР в урегулировании арабо-израильского конфликта продолжался в середине 1980-х гг. И только 24 апреля 1987 г. М.С.Горбачев заявил:

ʻʻВ последнее время много говорят об отношениях между Советским Союзом и Израилем, причем нагромождается масса небылиц. Скажу прямо: нельзя считать нормальным отсутствие этих отношений. Но ведь и разрыв произошел по вине Израиля. Он являлся следствием агрессии против арабских стран. Мы однозначно признаем ― в той же мере, как и за всеми государствами, ― право на мир и безопасное существование. Вместе с тем, как и прежде, Советский Союз категорически против проводимой Тель-Авивом политики силы и аннексий. Должно быть ясно ― сдвиги в отношениях с Израилем мыслимы только в русле процесса ближневосточного урегулирования. Вырвать этот вопрос из такого контекста невозможно. И эта взаимосвязь создана развитием событий, самой израильской политикойʼʼ.

Данное заявление лидера СССР открывало перспективы для нормализации отношений двух государств. По свидетельству газеты «Гаарец», такой видный деятель как Э. Вейцман, «призвал правительство считаться с Советским Союзом в мирном процессе, так как невозможно навечно оставаться в изоляции». Постепенно начались поиски взаимовыгодных контактов между израильскими и советскими дипломатами и политиками.

В результате политики «перестройки» и «нового политического мышления» процесс нормализации российско-израильских отношений получил своё логическое развитие. В 1988 г. в Москву прибыла израильская консульская группа (до этого многие консульские вопросы урегулировало консульство Нидерландов). В 1988 г. в Москве и Тель-Авиве начали работать консульские группы обоих государств, решавшие нередко и вопросы дипломатических отношений. В Советском Союзе весьма одобрительно оценили такой шаг израильских властей, как выдача в 1988 г. преступников, возвращение захваченного ими самолета и всего имущества и валюты, которую они похитили, намереваясь скрыться в Израиле. Советское правительство было благодарно за материальную помощь и сочувствие, проявленные властями и отдельными гражданами Израиля в связи с разрушительным землетрясением в Армении произошедшим в декабре 1988 г.

С поворотом к политическому реализму в отношениях между двумя странами начались и активные контакты между советскими и израильскими представителями на самых разных уровнях. В феврале 1989 г. во время поездки министра иностранных дел СССР Э.Шеварнадзе по некоторым странам Ближнего Востока в Каире состоялась его встреча с министром иностранных дел Израиля М. Аренсом. После встречи с Э. Шеварнадзе М. Аренс сделал следующее заявление:

ʻʻВ течение 20 лет мы переживали период «засухи» в отношениях Израиля с СССР в связи с тем, что Советский Союз порвал дипломатические отношения. Сегодня мы напоминаем людей, которые встретились после того, как очень долго не общались. Накопилось много вопросов, которые необходимо обсудить. Но всякий раз нам недостает отведенного времени. Мне показалось, мы обо считаем, что должны больше общаться. Один из вопросов, по которому мы договорились ― организация встречи экспертов по Ближнему Востоку для обмена мнениями и аналитическими соображениями. Кроме того, мы решили дополнительно встретится друг с другом. Думаю, в последующие несколько недель вы сможете наблюдать развитие диалога между нашими странами с целью наверстать упущенное за истекшие 20 лет. Я не настолько амбициозен, чтобы полагать, что один-два контакта приведут нас к соглашению. Наши взгляды расходятся по ряду вопросов. Но у нас есть общие цели. Я вижу, что Советский Союз очень заинтересован в мире на Ближнем Востоке. Я со своей стороны сказал господину Шеварднадзе, что никто не заинтересован в мире больше чем Израиль. Мы рады видеть у Советского Союза желание способствовать установлению мира в регионе, и я считаю, что он способен это сделать. Но прежде чем, мы достигнем согласия, необходимо прийти к пониманию друг друга. СССР должен осознать наши чувства, и, конечно же, Советский Союз постарается, чтобы мы поняли, в чем состоят его взгляды. Возможно, в процессе такого обмена наши позиции станут ближе…Советский Союз, вне всякого сомнения, может оказать помощь, убедив те арабские страны, на которые имеет влияние, вступить с нами в прямой контактʼʼ.

Позднее как сенсацию восприняли на Западе встречу специального представителя СССР по Ближнему Востоку Г. Тарасова с помощником заместителя премьер-министра Израиля Н. Новиком. По этому поводу Г. Тарасов заявил корреспондентам «Известий» 27 июля 1989 г.:

ʻʻНикакой сенсации нет. Идет обычная дипломатическая работа, требующая постоянных усилий. Активно участвуя в поисках путей урегулирования ближневосточного конфликта, Советский Союз, естественно, поддерживает регулярные контакты со всеми заинтересованными сторонами. Журналистам пора привыкнуть к этому: ведь такая работа будет продолжаться и дальше. В этом году советский специальный представитель уже побывал в Дамаске, Каире, Аммане. На прошлой неделе я встречался в Тунисе с председателем Исполкома ООП Ясиром Арафатом и другими палестинскими руководителями, это была очень полезная встреча. Разумеется, нельзя обойти вниманием и Израиль, прямого участника конфликта. Помимо диалога на уровне министра иностранных дел, контакты осуществляются и через консульские группы обеих стран, находящиеся соответственно в Москве и Тель-Авиве. Во вторник я принимал руководителя израильской группы А. Левина, а, находясь проездом в Париже, также в порядке поддержания контактов встречался с Н. Новиком. Хочу отметить, что в контактах со всеми заинтересованными сторонами основной целью остается, прежде всего, подготовка и организация международной конференции по Ближнему Востокуʼʼ.

В начале 1990 г. в Москве находился с визитом Э. Вейцман, который в частности заявил корреспонденту «Известий» 8 января:

ʻʻВ нашем сознании Советский Союз всегда занимал исключительное место. Поймите меня правильно, люди моего поколения были воспитаны на русских традициях и культуре. Мой отец родом из Пинска, родители матери вышли из Риги и Полтавы. В каждом из моих родственников есть хотя бы частичка русской крови. Вы много сделали для нас. СССР стоял у истоков рождения Израиля. В наших отношениях были и взлеты и падения, потом произошел разрыв. Сейчас же, как мне кажется, происходит своеобразное возрождение связей с вашей страной, отчасти благодаря эмиграции из Советского Союза. Что касается моего визита, то его цель ― установить нормальные рабочие отношения с Академией Наук и другими научными организациями. Отдельные контакты между учеными наших стран были и раньше, но сейчас мы намерены перевести их на официальный уровень. Думаю, что наши переговоры ― только начало взаимовыгодного процесса расширения сотрудничества в различных областях. А для того чтобы этот процесс развивался быстро и поступательно, необходимо сделать то, что давно уже назрело, на мой взгляд, стало жизненной необходимостью: нужно, наконец, восстановить нормальные дипломатические отношения между СССР и Израилем. Убежден, что это был правильный шаг в интересах обеих странʼʼ.

Данное заявление предполагало начало полноценных дипломатических контактов высокопоставленных должностных лиц и политических деятелей двух стран. С тех пор состоялось много всевозможных поездок должностных лиц двух стран и в Израиль, и в СССР, и не только министров, дипломатов, но и представителей общественности, деловых людей. Были сняты барьеры к эмиграции евреев из СССР в Израиль, что стало свидетельством того, что диалог, а не конфронтация ― главное достижение прогресса в решение любых проблем, в том числе и такой сложности, как ближневосточное урегулирование.

3 января 1991 г. представительства в Москве и Тель-Авиве стали генеральными консульствами. В октябре 1991 г. между Израилем и СССР были установлены дипломатические отношения. Вручение верительных грамот состоялось при том, что до 30 декабря 1991 года посол А. Бовин будет послом Советского Союза, а после — послом России.

Таким образом, нормализация и установление российско-израильских дипломатических отношений способствовали не только дальнейшему развития политического, экономического и культурного сотрудничества двух государств, но и содействовали стабилизации и улучшению региональной безопасности на Ближнем Востоке. Также эти события привели к более активному участию СССР и России в процессе арабо-израильского урегулирования.

Вместе с этим читают:
Российско-израильская торговля
Русские партии Израиля
Росийско-израильское экономическое сотрудничество

просмотров: 278
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!