ДИПЛОМАТЫ США В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ К МАДРИДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Реклама
 

Американские дипломаты на Ближнем Востоке накануне Мадридской конференции 1991 г.

Madrid conference 1991Автор: Wickey-nl. Рисунок с портала en.wikipedia.org

В начале 1989 года президент Дж. Буш и госсекретарь Дж.А. Бейкер III, занимавший этот пост с 1988 по 1992 гг., стали прилагать усилия для возобновления ближневосточного мирного процесса. В этом процессе также принял участие У. Браун (William Andreas Brown), посол США в Израиле в 1988-1991 гг., выпускник Гарварда (В.А.). Он был карьерным дипломатом и до своего назначения исполнял должности посла США в Таиланде (1985-1988 гг.), заместителя помощника государственного секретаря США по делам Юго-Восточной Азии и Океании, а также служил в дипломатических миссиях в Израиле (1979-1982 гг.) и во многих других странах. Американские дипломаты предприняли энергичные и беспрецедентные инициативы для привлечения палестинцев к интенсивному диалогу в рамках исторической Мадридской конференции, а также по вовлечению израильского правительства И. Шамира в этот процесс. Они также предприняли меры, направленные на сокращение, по крайней мере, на какое-то время, роста израильских поселений на «территориях».

Давление США на Израиль усилилось именно в январе 1989, когда Дж. Буш занял пост президента Соединенных Штатов, а Джеймс Бейкер стал госсекретарем. Бейкер и его сотрудники, включая Денниса Росса и Дэна Курцера (Kurtzer), незамедлительно усилили дипломатическую деятельность. Дж. Бейкер отличался своим неблагосклонным отношением к Израилю. Тем не менее, в октябре 1989 года госсекретарь Дж. Бейкер поддержал план Шамира и предложил проведение палестино-израильских переговоров, состоящих из пяти пунктов. Бейкер ясно дал понять перед формальным представлением его плана, что администрация Буша требует выполнения инициативы И. Шамира, озвученной в мае 1989 года, которая призывала к выборам на занятых территориях с целью выбрать Палестинскую делегацию для переговоров. Но «основным кредо» И. Шамира стало заявление: «никакого палестинского государства, никаких переговоров с ООП, никаких изменений в статусе территорий, кроме как с согласия израильского правительства». Поэтому план Бейкера не встретил поддержки у региональных лидеров.

Недовольный несговорчивостью И. Шамира, госсекретарь Дж. Бейкер в июне 1990 г. высказал недовольство условиями, установленными правым правительством Шамира, заняв довольно резкую позицию: «Когда будете готовы серьезно говорить о мире, позвоните в администрацию». Но несмотря на то, что Соединенные Штаты продолжали требовать, и, в конечном счете, добились от ООП признания права Израиля на существование как предварительного условия к мирному диалогу, американские дипломаты и государственные деятели не были согласны поддерживать требования палестинцев о национальном самоопределении.

Однако и ООП не отказалась от тактики террора против Израиля. Сделав соответствующие выводы, американские дипломаты возвратились к проблеме Иерусалима, который вновь оказался в центре их внимания. Кроме того, Дж. Буш обусловил предоставление гарантий правительства США на займы, мобилизуемые правительством Израиля, отказом израильского руководства от целенаправленного расселения репатриантов из бывшего СССР в поселениях на контролируемых территориях, среди которых упоминались и кварталы Восточного Иерусалима. Чуть более творческий подход к новым вариантам суверенитета над Иерусалимом мог бы помочь продвинуть вперед миротворческий процесс. Но в результате усилий произраильского лобби Конгресс США признал Иерусалим столицей еврейского государства.

Даже арабское давление во время второй войны в Персидском заливе (17 января — 28 февраля 1991 г.) не смогло побудить Дж. Буша изменить некоторые нюансы американского вмешательства в дела региона в отношении палестинской проблемы. В итоге, администрация Дж. Буша не смогла изменить позицию правительства Шамира по вопросу строительства поселений на «территориях». Кроме того, правительство Израиля сумело реабилитировать свой образ в глазах общественного мнения в Соединенных Штатах, приняв решение воздержаться от военных действий против Ирака после иракских ракетных атак по территорию Израиля во время второй войны в Заливе в начале 1991 г., сохранив тем самым анти-иракскую коалицию Дж. Буша-старшего.

Другим важным фактором, который заставил представителей Госдепартамента изменить свои приоритеты в ближневосточном конфликте, стал процесс перестройки и «нового политического мышления» в СССР, а также нормализация советско-израильских отношений, включая намерение устранить многие причины, приведшие к разрыву дипломатических отношений. В середине 1980-х гг. СССР предпринимал многочисленные безуспешные дипломатические инициативы для усиления своего влияния на процесс ближневосточного урегулирования, которые последовательно отвергали американские и израильские политики. Кроме того, участие советских дипломатов в мирных переговорах означало бы усиление влияния ООП, которая до 1988 года не признавала Израиль. Поэтому израильские политики постоянно препятствовали участию СССР и пытались найти «умеренных палестинцев». Корректировка CCCР, а затем Россией, своей внешней ближневосточной политики, открытость и корректность внешнеполитического курса, создали предпосылки для участия советских дипломатов в мирном урегулировании арабо-израильского конфликта. Но постепенно дипломаты СССР, а затем России, в результате внутриполитических и внутриэкономических проблем стали «адаптировать» свою внешнюю политику к дипломатическим инициативам США. Более того, американские политики и дипломаты были уверены, что СССР, а затем впоследствии Россия всегда будет готова «адаптировать» свою внешнюю ближневосточную политику к новым американским инициативам. Однако ослабление СССР как сверхдержавы означало для ООП потерю могущественного спонсора.

Посторонним наблюдателям казалось, что именно интифада на «территориях» и события после второй войне в Персидском заливе открыли «новые возможности» (window of opportunity) для начала процесса мирных переговоров о ближневосточном урегулировании и проложили путь к Мадридской мирной конференции. Американские дипломаты утверждали, что главным принципом урегулирования должна стать недопустимость приобретения территорий с помощью силы. Кроме того, представители Госдепартамента США утверждали, что готовы на арабо-израильских переговорах выполнить роль «честного посредника», что свидетельствовало о стремлении американских дипломатов убедить также и палестинцев в своей беспристрастности. Однако, на самом деле, Мадридская конференция может послужить хорошей иллюстрацией к высказыванию Г. Киссинджера о том, что «на Ближнем Востоке видимость и реальность никогда не соответствуют друг другу».

Источник: Проблемы ближневосточного урегулирования в дипломатии США на рубеже XX — XXI вв. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. — СПб., 2006.

©

Вместе с этим читают:
Палестинская проблема
Американские дипломаты на Мадридской конференции
США в ближневосточном конфликте в середине 1980-х гг.

просмотров: 67
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!