САНТАЯНА О ХРИСТИАНСТВЕ

Реклама
 

Дж. Сантаяна об основах христианского учения

Христианская ортодоксия предсказывала приближение истории человечества к конечному страданию и ужасу: «Народ восстанет против народа, царство против царства, землетрясения, голод и бедствия» (Марк 13:8). Утверждалось, что человеческая история не движется к лучшей жизни, а к катастрофе на земле, и только вмешательство Бога превратит эту катастрофу в становление царства Божия на земле.

George SantayanaФилософ Джордж Сантаяна (1863 — 1952 гг.) указывал на неизбежный сектантский характер христианской веры, на невозможность для большинства людей отречься от земли во имя неба. Вера оказывается номинальной и ханжеской, если исповедующий ее оказывается главой семьи или человеком бизнеса. «Когда все люди христиане, только малый элемент может быть христианским в среднем человеке».

И все же, утверждал Сантаяна в работе «Winds of Doctrine», эта религия никогда не была просто ложью, преднамеренным надувательством невежественной толпы искусными шарлатанами, как думали некоторые из французских просветителей XVIII века. «Как должны были басни казаться правдоподобными, пока они не выражали нечто соответствующее народному сердцу?» «Христианство предоставило необходимое убежище от позора, печалей, несправедливостей, насилия и сгущающейся темноты на земле». Христианство служило целям утешения и забвения, являясь чудодейственным средством духовного исцеления и удовлетворения. Христианство, впитав в себя созерцательную мораль античных мудрецов, которая даже в своей эпикурейской разновидности прокладывала дорогу аскетизму, смогло надолго стать чистилищем, в котором душа освобождалась от гнета страстей, приносивших людям, как казалось, одни страдания.

Христианство возникло в среде угнетенных и невежественных, которым был недоступен культ божественной и разумной «Природы». Римскому рабу или колону бог был более понятен не в виде абстрактного «Логоса», а в человеческом облике Иисуса. Христианство восстановило антропоморфизм теоса в его правах, но совсем в другом аспекте. На место блаженного, бессмертного, безмятежного в своем олимпийском спокойствии божества, христианство поставило Бога страдающего, разделяющего горестную судьбу простых смертных и даже умирающего за них. Это придало христианской вере большее моральное звучание, а идея умирающего божества была заимствована из восточных культов жертвоприношения.

фото: Time magazine, 3 февраля 1936 г.

©

Вместе с этим читают:
Конфессии в США
Доктрина двух мечей
Реформация

просмотров: 16
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!