ГЕРМАНИЯ В СТРУКТУРЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Реклама
 

Взгляды немецкой политической элиты на европейскую безопасность

German flagВ период интеграции объединенная Германии из-за «критической величины» сосредоточила на своих территориях 23% всего населения стран-членов ЕС. В результате парламентских, межведомственных и общественных дискуссий стали отчетливо обозначаться общие ориентиры обновленной концепции национальной безопасности Германии в новых геополитических условиях.

Едва ли верно интерпретировать интеграционные усилия Германии как хитрую уловку, нацеленный на обеспечение сотрудничества для развертывания экспансии, в том числе, и экономической, на Восток. Вместе с тем не стоит приписывать ныне действующим германским политикам мышление в качественно новых политических категориях. Национальное государство, «самое европейское в Европе», по словам ближайшего сподвижника бывшего немецкого канцлера В.Шойбле, остается для них одной из центральных политических категорий.

В дискуссиях о соотношении региональных, национальных и наднациональных элементов в будущей структуре Европейского Союза акценты в настоящее время отчётливо смещается в пользу сохранения национальной государственности. К тому же, как отмечает С. Погорельская, «роль национальных государств в Европе подчёркивается ныне как ведущими немецкими политиками, так и теоретиками, причём различных политических направлений». При этом «ФРГ вынуждена была существовать как пост-национальная демократия». Объединённая Германия, формально являясь национальным государством, ментально таковым ещё не является; преодолевая различия между западными и восточными федеральными землями, ФРГ находится на пути к воссозданию единой нации. Очевидно, что политика, направленная на ослабление лишь недавно обретённого национального суверенитета – даже во имя благих целей европейского единства – не имеет шансов у избирателей.

Уже сейчас можно утверждать, что внешняя политика объединенной Германии продолжает развиваться в русле традиций прежней ФРГ. Видимо, и в дальнейшем ее внешнеполитическая стратегия будет выстраиваться на базе подходов, которые разработала и апробировала Западная Германия, однако с непременным учетом объективного усиления роли этой страны на международной арене, а также новой ситуации, складывающейся как внутри Германии, так и на востоке европейского континента. Гармонизации германских и европейских интересов до некоторой степени способствует то обстоятельство, что Германия пока достаточно последовательно придерживается который предусматривает принятие коллективных решений на основе консенсуса в международных структурах. Политические лидеры страны, усвоившие правила демократического общежития, традиционно используют данный принцип как механизм реализации национальных интересов.

Евросоюз – фактор, воздействующий на внешнеполитическую ориентацию ФРГ, который сейчас все отчетливее ставит цель стать одним из влиятельных и активных «полюсов» многополярного мира. На сегодня можно констатировать, что Германия все еще находится в поисках новых координат своего места в ней. Тема новых координат внешней политики и сотрудничества ФРГ далеко не партийная, она занимает умы представителей и других партий – данная проблема самоидентификации коренных интересов немецкого государства в изменившихся условиях. Политика внешнеполитического сдерживания, как следствие ограниченного суверенитета, позволила в прошлом немецкой правящей элите сосредоточить внимание на решении внутренних проблем и добиться экономического и социального благополучия. Низкие затраты на военный и внешнеполитический компоненты позволили обеспечить процветание немецкой нации. Сейчас в условиях известных финансовых и экономических проблем какие-либо значительные отклонения от прежней линии могут обернуться серьезным ущербом социальному благополучию немецкого общества, при этом немецким политикам также невозможно уклоняться от вклада в обеспечение европейской безопасности.

Вместе с тем объективное возрастание в результате объединения потенциала Германии и усиление ее роли неоднозначно воспринимается международным сообществом. Для одних это служит основанием для надежды на более эффективное участие ФРГ в разрешении ряда насущных международных проблем, для других – источником обеспокоенности возможным установлением германской гегемонии на европейском континенте. В этих условиях германское руководство пока вынуждено осторожно балансировать между теми, кто выступает за наделение страны большей экономической, политической и военной ответственностью на международной арене, и теми, кто всерьез опасается ее жесткого доминирования в Европе.

Последнее обстоятельство в значительной степени обусловлено тем, что Германия как единое государство все еще переживает стадию становления. Общество, экономика и политика находятся на переломе, внешняя политика проходит фазу формирования. Дальнейшая эволюция внешней политики страны будет происходить по мере решения проблем, связанных с объединением. Германия ориентируется на включение ЦВЕ в систему западных союзов, а также интеграцию постсоветских государств в структуру северо-атлантического альянса. Данный подход был свойственен Г. Шредера, и правительству А. Меркель, выступающему за расширения сотрудничества c НАТО.

Общая ориентация современных немецких концепций национальной безопасности в тот период основывалась на общеевропейских направлениях эволюции роли НАТО в новых геополитических условиях. Однако эти общие подходы в Германии уточнялись по мере необходимости и их адекватного применения к немецким условиям компетентными ведомствами ФРГ. Федеральный Конституционный Суд ФРГ от 12 июля 1994 г., принял решение, согласно которому жизненно важные интересы обороны могут позволить ФРГ принять участие в мерах коллективной безопасности, с применением сил бундесвера за рубежом (за пределами территории ФРГ и членов НАТО).

В связи с изменившимися геополитическими условиями в законодательстве ФРГ были произведены юридические изменения с целью обеспечить право на более широкое участие Бундесвера в миротворческих операциях. Именно поэтому под частично изменившуюся концепцию национальной безопасности была подведена новое законодательство: так, анализируя эти и другие изменения в стратегии национальной безопасности ФРГ, можно лишь утверждать о некоторых изменениях 1990-х, однако в середине 90-х невозможно было ожидать каких-либо значительных трансформаций во внешнеполитических целях ФРГ, поскольку еще в середине десятилетия внешнеполитическая ориентация осуществлялась в рамках установившихся десятилетиями критериев.

©

Вместе с этим читают:
ФРГ во время вторжения в Ирак
Германия в НАТО
ФРГ в Косово

просмотров: 84
Реклама
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования порталом.
Отзывы без указания номера или даты и суммы заказа удаляются!